Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: хи (список заголовков)
19:12 

ПЭ

Я всегда очень вежлив, поэтому когда посылаю человека нах*й, то всегда перезваниваю и спрашиваю, как он добрался.
Все, выехал на ПЭ.
Костюма нет, жизни нет, ничего нет, есть только клятва и все такое...

Флориан-Пэ-песочница-460829


@темы: РИ, ХИ, мастерское, путешествия

01:04 

"Последний кольценосец": Как я был Гэндальфом

Я всегда очень вежлив, поэтому когда посылаю человека нах*й, то всегда перезваниваю и спрашиваю, как он добрался.
Как, возможно, некоторые из вас знают, в эти выходные, с 8 по 9 июня, прошла игра "Последний кольценосец" по одноимённой книге авторства удивительного Кирилла afranius Еськова.

Игра была заявлена на четыре дня - с 8 по 11 июня, на 500 человек.
По факту же оказалось так, что заехало 25 человек (то есть двадцатая часть), игра шла 3 часа вместо 3 дней. Эта картина будет долго преследовать меня, напоминая, что игры с тотальным недозаездом - это ещё хуже, чем отменённые игры.



Очевидно, что разбираться в первопричинах случившегося придётся ещё долго, однако несколько выводов можно сделать уже на берегу. Простой взгляд на расписание этого сегмента сезона показывает нам, что никакой зверской конкуренции за аудиторию не было (всего-то 2 игры).
Работу мастерской группы изнутри я не наблюдал, и никак её не могу оценить. Понятное дело, что какая-то часть вины за такой менеджмент на них есть, но и вешать всех собак я бы тоже не стал. Гораздо интереснее было бы послушать капитанов команд, которые заявлялись в различные локации.



Про себя могу сказать следующее - я на эту игру заявлялся Гэндальфом Серым и даже с переменным успехом походил в этой роли пару часов. На минуточку - ну это если вы вдруг не читали Еськова (хотя как такое возможно, но всё же) - его Гэндальф - это инициатор массового геноцида мирного населения и организатор "окончательного решения мордорского вопроса". Тот ещё любитель позагребать жар чужими руками.
Правда, признаться, когда в ночи доехал до полигона "Последнего кольценосца", то воочию убедился, что с геноцидом вышел швах - устраивать его среди двадцати приехавших было бесперспективно.



Мастера, тем временем, не унывали - перепиливали задуманное на лангедок и пытались вгрузить тех, кто были. Игрокам деваться было некуда (долгая и сложная дорога до полигона не оставляла шансов) и, с присущим всем ролевикам своеобразным чувством юмора включались в процесс.



За ночь государь Арагорн в исполнении buhrun успел объявить об оккупации Мордора, а также, чтобы два раза не вставать - о своей помолвке с Арвен. Дальнейшее напоминало войну комментов под хорошим вбросом, поскольку с оружием у присутствующих было туго. В завершение дискуссии государь пинком опрокинул трон Барад-Дура, как бы символизируя.
На этом я отошёл отлежаться в палатку - сказывалась сильная головная боль. Примерно через час объявили общий стоп-тайм до 11 утра.

Утром игра продолжилась, заметно взбодрившись после пробуждения Арагорна. Государь принялся выяснять, где же ночевала его возлюбленная и, не будучи удовлетворённым её ответами, объявил о расторжении помолвки. Эта бурная семейная сцена изрядно всех повеселила и вролила в процесс. Впрочем, даже экспрессии Арагорна и Арвен было недостаточно, чтобы создать активную игру.
Дошло до того, что ректором Университета выбрали местного орокуэна-ветерана.



Через некоторое время владычица Галадриэль, находящаяся под личиной простой фрейлины, обворожила Арагорна и тому немедленно приспичило жениться. На роль священника определили меня, и я торопливо обвенчал молодых.
Смеркалось (с).
Игра не выдерживала сколько-нибудь серьёзной постановки - игроки, да и сами мастера периодически сливались в неигровуху, шутили на разные темы, что снижало и без того крайне низкий градус замеса.
Через часок Саурон IX в исполнении lenta_v_volosah предъявил/а свои права на трон, и наконец-то случилась единственная боевая ситуация, где в общем хаосе происходящего ("на меня это не действует!" - "да с чего бы это?" - "мастеров сюда!" - "стоптайм";) всех оккупантов перебили. Мне тоже прилетел меч в спину.
Собственно, на этом феерия закончилась, люди стали разъезжаться.
Вернувшись домой после шестичасовой дороги, я за каким-то лядом полез в группу "Последнего кольценосца" и увидел, что кто-то (кто явно был не в курсе всего происходящего) собирается ехать на полигон ЗАВТРА.




@темы: РИ, ХИ

21:55 

Первая эпоха. Уже скоро.

Я всегда очень вежлив, поэтому когда посылаю человека нах*й, то всегда перезваниваю и спрашиваю, как он добрался.
Оригинал взят у a_n_j_e_y в Первая эпоха. Уже скоро.
Сплошная духовность: беседы о судьбах мира, дружеские визиты к друзьям, светлые праздники..

уже_близко




@темы: ХИ, РИ, событие, мастерское

17:45 

Акаллабет

Я всегда очень вежлив, поэтому когда посылаю человека нах*й, то всегда перезваниваю и спрашиваю, как он добрался.
Есть такая литературная игра, в ходе которой в оригинальном тексте имена и названия заменяются на имена и названия из другого произведения, а текст потом слегка редактируется, чтобы все было гладко. Для играющего задача - отгадать оригинал. Юмор ситуации очевиден - знакомые имена в незнакомых условиях звучат оригинально, и так можно сделать несколько открытий.

В случае с нижеприведенным текстом всё ясно сразу. Оригинал - это "Мастер и Маргарита" Булгакова, а запутывающий фактор - это "Акаллабет" Толкиена. Признаться честно, я заигрался, и местами текст неузнаваем.
Что-то из этого - моя дрим-роль ).

В черном плаще с серебряным подбоем, четкой королевской поступью, ранним утром пятнадцатого числа месяца сулимэ в крытую колоннаду между двумя крыльями дворца вышел Ар-Фаразон Златоликий, двадцать третий король Нуменора.
Больше всего на свете король ненавидел странный и непонятный запах Благословенного Края, который привозили с собой эльфы, и все теперь предвещало плохой день, так как этот запах начал преследовать короля с рассвета и сейчас достиг своего апогея. От неземного аромата раскалывалась голова.
Боль перекатывалась в черепе, как морская волна – медленно, из стороны в сторону. От этих наплывов Ар-Фаразону становилось дурно. Да, это была та самая ужасная болезнь, от которой не было никакого спасения. Не смертельная, но неизлечимая. Но король не может пропустить день своего триумфа.
На мозаичном полу у фонтана уже было приготовлено кресло, и король, не глядя ни на кого, сел в него и протянул руку в сторону.
Он знал, что от входа до самого его сиденья выстроен почетный караул в парадных доспехах, а все пространство от оконных витражей до замерших в неподвижности стражников заполнено волнующейся публикой, почтительно замолкшей при появлении Владыки. Он знал все это, но боль, вольготно разлившаяся в его голове, не позволяла не то что оглянуться, но даже присмотреться: все ли славят своего господина.
Секретарь почтительно вложил в руку свиток пергамента. Король быстро проглядел написанное, вернул пергамент – содержание он знал и так, все изложенное было обычной дворцовой формальностью, и с трудом проговорил:
- Ведите его.
И сейчас же толпа расступилась – с площадки сада под колонны двое солдат … нет, не ввели, сопроводили до кресла короля пленника.
«Так вот он какой, Аннатар, Даритель», - с просыпающимся интересом подумал Ар-Фаразон.
Перед Златоликим стоял Саурон, поверженный владыка Нурна и Руна, майар, напавший на крепости нуменорцев в Средиземье. Он был одет в просторный черный бархатистый хитон, глубокого, муарового оттенка. Голова его была непокрыта, густые черные волосы схвачены мифриловым ободком с драгоценными камнями, а руки стянуты впереди символической шелковой лентой. К удивлению Ар-Фаразона, Саурон чертами лица был подобен эльфу – они были прекрасны и безукоризненны. На злобное чудовище, уничтожившее несколько нуменорских фортов, он не походил. Приведенный с тревожным любопытством глядел на короля.
Конечно, все дальнейшее только должно было походить на судейство – этого требовал церемониал, но что поделаешь – традиция, традиция.
Король помолчал, потом спросил на адунаике:
- Так это ты подбивал дикарские народы Средиземья разрушить наши крепости?
Ар-Фаразон при этом сидел как каменный, и только губы его шевелились при произнесении слов, боясь качнуть пылающей адской болью головой.
Саурон несколько подался вперед и начал говорить:
- Мой повелитель! Поверь мне…
Голос пленного майара журчал, как лесной ручей, его звучание облегчало нестерпимую боль. Его хотелось слушать, как хочется уставшему путнику припасть к холодному ключу в знойный полдень. Однако Ар-Фаразон развеял этот морок, ибо был готов ко встрече с врагом.
- Повелитель? – он вопросительно поднял бровь. – Не рановато ли? Даже живущие в Нуменоре князья Андуниэ не считают меня своим повелителем. А всевластный владыка Нурна называет меня повелителем, едва мои армии высаживаются на средиземских берегах…. Это не спасет тебя от расправы, разбойник! Это ты собирался разрушить все наши крепости в Средиземье и призывал к этому окрестные племена?
- Мой повелитель! Я никогда в жизни не собирался воевать против величайшего короля, равного Валар! Я никогда не решился бы на это глупое и бессмысленное действо!
Гнев и отвращение отразились на лицах тех из присутствовавших, кто оборонял крепости в Средиземье от орд Саурона, но никто из них не решился вмешаться.
Лишь Саурон заметил, как дернулась щека всемогущего короля при упоминании о Валар, и в голове его созрел план действий. Воистину, никогда, ни до, ни после сей майар не создавал более безжалостного и хитрого замысла, и даже сам он внутренне содрогнулся, на секунду представив, что же ожидает род дунаданов в конце. Но вместе с тем он укрепился сердцем, ибо до сих пор Саурон не представлял, чем можно сломить мощь Нуменора; сейчас же его пытливый и изворотливый ум заметил крохотную, еле заметную трещинку в непобедимой твердыне.
И Саурон собрался с духом, готовясь к еще большей лжи, нежели произносил он ранее. Необходимо было не просто отвести от себя карающую десницу Ар-Фаразона, но и направить гнев короля на своих обидчиков.
- Лжец! И к тому же безыскусный лжец! – в ярости рявкнул король. – Здесь стоят владетели и наместники, кто защищал мои города и порты от твоих полчищ! Перестань отвергать очевидное, разбойник! – и добавил уже монотонно и скучно, - того, что уже есть за тобой, хватит на десять казней, не отягчай же свою совесть!
Дрогнул на мгновение Саурон, ибо хоть и был он бессмертным майаром, так же боялся он телесного развоплощения, как и любой из людей. Но отступать было поздно, и он начал плести сети обмана и предательства.
Саурон покачал головой, как терпеливый учитель, выговаривающий бестолковому ученику и с укором, мягко и тихо произнес:
- Все, все перепутали, мой повелитель. Я опасаюсь, что путаница эта будет продолжаться долгое время. И все из-за того, что меня неверно поняли, все, все перепутали.
Скалясь в недоброй усмешке, король поглядел на пленника, затем на солнце, и вдруг в какой-то муке подумал о том, что проще всего было бы изгнать этого могущественного преступника, произнеся всего два слова: «Повесить его». Изгнать и его, и конвой, уйти внутрь дворца, затемнить комнату, упасть на постель, забыться с мешочком льда на лбу… и мысль о смерти вдруг соблазнительно мелькнула в больной голове Морского Владыки.
Он смотрел мутными глазами на Саурона и некоторое время мучительно вспоминал, зачем на безжалостном утреннем солнцепеке стоит перед ним этот майар и долго ли ему придется выдерживать этот нелепый спектакль.
- Так что ты скажешь, разбойник? – почти прохрипел Ар-Фаразон.
- Мой повелитель, удастся ли мне объяснить, что всему виной чудовищная ошибка, корни которой найти сейчас труднее, чем когда бы то ни было. Ибо война многое скрыла. По неведомой мне причине средиземские эльфы столкнулись с дикими людскими племенами – видимо, им всем стало тесно жить вместе. И, по совести говоря, я не могу их за это осуждать – беднягам так плохо живется.… И вот закономерный результат: те, кто нагло называет себя Перворожденными, поняли, что силой им войну не выиграть, и они умело направили праведный гнев дикарей на нуменорцев, свалив всю вину за них! И что же я должен был предпринять, узрев этот хаос у своего порога? Конечно, со своими малочисленными, но преданными слугами я постарался вмешаться. Я увещевал, уговаривал даже тех, кто замахивался на меня мечом. Но мало кто меня слушал: и поделом. Непобедимые солдаты могущественного Ар-Фаразона легко отразили этот натиск. Было пролито много напрасной крови. Но каков результат?! Войска достославного Нуменора наступают на мои владения, а предатели-эльфы пожинают плоды своего злодейства. Конечно, я не стал даже пытаться сопротивляться и немедленно сдался твоим лучшим из бойцов! Меня доставили сюда как пленника, но я хотел бы уточнить, мой повелитель, я прибыл по своей воле и исключительно с целью расставить все на свои места. Я не нападал, но оборонял и оборонялся. Моей единственной целью был мир. Чем руководствовались разжегшие войну эльфы, я даже не представляю, но думаю, что после разрушения Белерианда им везде мерещатся враги. И вполне резонно, что своими врагами они считают всех аданов, особенно дунаданов, столь возвысившихся в последнее время и без их указки….
Секретарь перестал записывать и исподтишка бросил удивленный взгляд на Саурона, а затем на короля: он не знал, верить ему своим ушам или не верить. Еще он постарался себе представить, в какую именно причудливую форму выльется гнев вспыльчивого Ар-Фаразона при этой неслыханной лжи майара.
Тогда раздался надтреснутый, хрипловатый голос короля:
- Так ты утверждаешь, что не нападал, и не призывал нападать, или каким-либо иным способом нанести вред моим крепостям?
Знавшие короля люди побледнели: таким голосом Златоликий выносил смертные приговоры. Но, Саурону было нечего терять, и он продолжил:
- Я, мой повелитель, никого не призывал к подобным действиям, повторяю. Разве я похож на слабоумного?
- О, да, ты не похож на слабоумного, - тихо ответил король и улыбнулся какой-то страшной улыбкой, - чем ты можешь доказать правдивость своих слов?
- О, мой повелитель! Воистину не имею я мысли лгать тебе, ведь я майар. Правда открыта передо мной, для меня это доступная книга, которую я с легкостью читаю. Вот сейчас, например, правда для тебя в том, что у тебя болит голова, болит так сильно, что ты помышляешь о забытьи и даже о смерти. Тебе трудно говорить, не то чтобы судить меня. Я – невольный твой палач. И в меру своих скромных способностей я помогу тебе. Страдания кончатся, и боль твоя сейчас пройдет.
Секретарь от удивления выронил свиток.
Ар-Фаразон поднял глаза на Саурона, и тут на лице его отразилось величайшее удивление. Он сжал голову руками.
Со стороны придворных раздался ропот. Люди, сражавшиеся с Сауроном не на жизнь, а на смерть, понять не могли, как этот преступник, схваченный едва ли не на поле битвы, плетет ложь настолько явную, что для ее опровержения просто не хватает слов. Однако по прежнему прервать государев суд никто не решался.
Ар-Фаразон молвил:
- Развяжите ему руки.
Один из конвойных солдат салютовал королю, подошел и снял ленту с Саурона.
- Воистину, это решение мудрого владыки! – сказал тот, с наслаждением потирая руки, хотя лента на них не то что не причинила ему вреда, но даже не была толком завязана.
- Беда твоя в том, о, Владыка, - уже более уверенно продолжал Саурон, - что ты слушаешь только нескольких своих советников, и они говорят тебе лишь то, что хотят тебе сообщить. Конечно, у тебя есть Семь Всевидящих Камней, но ведь ты не можешь смотреть за всем сразу, не так ли?! Да и сами Всевидящие Камни, кажется…, - здесь Саурон выразительно поднял бровь, - подарок Эльдаров?!
Последние слова он произнес как мог мягко и невинно.
Слова попали в цель. Теперь стал другим и взгляд Ар-Фаразона: теперь это был стальной пронзительный взор. Теперь это был разговор не пленника и его хозяина, это был разговор короля и советника.
- Что ты знаешь? – ледяным тоном начальника спросил король.
- Многое открывают Палантиры, - очень тихо произнес Саурон, - но и многое скрывают….
Ар-Фаразон помолчал совсем немного, видимо, обдумывая уже принятое решение, затем встал и приказал:
- Вывести всех! Конвою ждать за дверьми, - повернувшись к секретарю, добавил, - оставьте нас наедине.
Конвой поднял копья и вышел с балкона в сад. Присутствующие не торопясь, покинули помещение, при этом все они постоянно озирались, и ропот становился все громче.
Саурон запоминал их, запоминал тех, кто не поддался его обману – он уже строил планы, как разделаться со своими ненавистниками. Едва отведя петлю от своей шеи, майар уже мыслил себя приближенным государя. А поднявшись так высоко, как только он сможет, Саурон ввергнет эту страну в хаос.
Последним вышел секретарь.
Молчание на балконе некоторое время нарушал только шум воды в фонтане, щебетание ласточки за капителью колонны и далекий шепот моря.
- Ты всезнающ? – напряженным голосом спросил король.
- Нет, я лишь слуга того, кто всезнающ.
- Ты исцелил мою голову, даже не пошевельнувшись. Быть может, ты знаешь, как сделать меня бессмертным?
- Нет, но я знаю, кто даст тебе желаемое.
- Кто это? – Ар-Фаразон почти шептал. В горле у него пересохло, глаза странно защипало, но он продолжал в упор смотреть на Саурона – глаза в глаза – и это было его главной ошибкой.
Саурон умел убеждать, подавлять волю и навязывать свои решения. Всего несколько часов назад он был пленником, чья телесная жизнь висела на волоске. Сейчас же он был богом и господином, и он решал, что произойдет в следующий момент.
- Мой повелитель, в Мире, на Востоке, на Западе есть множество морей и земель, куда не долетал даже ветер Валар. Там лежат втуне несметные сокровища и ждут завоевания. Зря вы думаете, что положены аданам пределы стихиями, почитающими себя Властителями Мира, ибо сами они не ведают пределов мира. Если же достигнете вы края, то узрите, что за ним лежит Древняя Тьма, из которой был мир сотворен. Божественна Тьма, и лишь ее Властелин в силах дарить своим верным слугам новые миры и бессмертие.
Надежда на миг погасла в глазах Ар-Фаразона, и он устало спросил:
- Эру? Эру Илуватар? Мы знаем о нем…
- Властелин Тьмы – это тот, чье имя не произносится ныне, ибо Валары обманули вас, представив вместо него Эру, пустой призрак, сотворенный ими в безумии сердец, чтобы заставить людей служить себе. Ведь Эру говорит лишь то, что они хотят. Истинный повелитель еще возвысится и освободит вас от этого призрака….
- Кто же он, говори!!! – в нетерпении вскричал король.
- Имя же его, - спокойно закончил Саурон, - Мелькор, Владыка Сущего, Дарующий Свободу и он даст вам куда больше силы, чем Валар.
Ар-Фаразон молча опустил голову и надолго задумался. Наконец он тихо спросил:
- А знаешь ли ты, что жизнь твоя сейчас висит на волоске, ведь если ты лжешь…
- Мой повелитель, даже если бы моя жизнь не была сейчас в твоих руках, я с радостью сложил бы ее к твоим ногам, ибо вижу в тебе немалую мудрость – ты способен понять мои слова. Не буду просить меня отпускать - ведь те, кто ждут сейчас на террасе, ждут, когда бы убить меня. Сейчас лишь одно я желаю: служить тебе.
- Еще бы, - мрачно усмехнулся король, обретая вновь уверенность.
Сейчас в его душе столкнулись две мощные противоборствующие силы. Его королевская часть, древний голос наследия Элроса-полуэльфа говорил: повесить этого разбойника. Мало того, что он лжет, так еще и смуту сеет. Его другая часть, более низменная и людская, сжалась в страхе перед неотвратимой смертью, неотвратимой участью человека. Сейчас в его власти оказался пленник, крупно ему задолжавший за разоренные крепости в Средиземье и обладавший, судя по всему, немалой мудростью. Грех было не воспользоваться такой возможностью.
- Хорошо, - обронил король.
Одно это слово принесло облегчения Саурону больше, чем вся многословная беседа до сих пор.
- Ко мне! – крикнул Ар-Фаразон.
Секретарь, стража, а также весь двор быстро вернулись на свои места.
- Все обвинения с майара Саурона я снимаю! – объявил тем тяжелым, королевским, голосом, которому до сих пор никто не смел возражать.
- Майар Саурон будет моим советником отныне и до тех пор, пока его мудрость будет потребная Короне! Повелеваю объявить этот указ в Нуменоре, и пусть никто не смеет причинить вред королевскому советнику под страхом смертной казни!
При последних словах короля Саурон повернулся к людям – лицо его было бесстрастно – и смиренно поклонился им.
Ненавидящие, горящие бессильной злобой глаза тех, кто пострадал от Саурона в Средиземье, прямо-таки сверлили его, но майар их уже не боялся. Первую угрозу он преодолел – и почти сразу же забыл.
Радужные мечты Саурона становились реальностью под жаркими лучами утреннего нуменорского солнца – только его видел сейчас майар – только пылающее восходящее светило. Было около десяти часов утра...


@темы: РИ, ХИ, литконкурсы, мастерское

17:45 

Акаллабет

Я всегда очень вежлив, поэтому когда посылаю человека нах*й, то всегда перезваниваю и спрашиваю, как он добрался.
Есть такая литературная игра, в ходе которой в оригинальном тексте имена и названия заменяются на имена и названия из другого произведения, а текст потом слегка редактируется, чтобы все было гладко. Для играющего задача - отгадать оригинал. Юмор ситуации очевиден - знакомые имена в незнакомых условиях звучат оригинально, и так можно сделать несколько открытий.

В случае с нижеприведенным текстом всё ясно сразу. Оригинал - это "Мастер и Маргарита" Булгакова, а запутывающий фактор - это "Акаллабет" Толкиена. Признаться честно, я заигрался, и местами текст неузнаваем.
Что-то из этого - моя дрим-роль ).

В черном плаще с серебряным подбоем, четкой королевской поступью, ранним утром пятнадцатого числа месяца сулимэ в крытую колоннаду между двумя крыльями дворца вышел Ар-Фаразон Златоликий, двадцать третий король Нуменора.
Больше всего на свете король ненавидел странный и непонятный запах Благословенного Края, который привозили с собой эльфы, и все теперь предвещало плохой день, так как этот запах начал преследовать короля с рассвета и сейчас достиг своего апогея. От неземного аромата раскалывалась голова.
Боль перекатывалась в черепе, как морская волна – медленно, из стороны в сторону. От этих наплывов Ар-Фаразону становилось дурно. Да, это была та самая ужасная болезнь, от которой не было никакого спасения. Не смертельная, но неизлечимая. Но король не может пропустить день своего триумфа.
На мозаичном полу у фонтана уже было приготовлено кресло, и король, не глядя ни на кого, сел в него и протянул руку в сторону.
Он знал, что от входа до самого его сиденья выстроен почетный караул в парадных доспехах, а все пространство от оконных витражей до замерших в неподвижности стражников заполнено волнующейся публикой, почтительно замолкшей при появлении Владыки. Он знал все это, но боль, вольготно разлившаяся в его голове, не позволяла не то что оглянуться, но даже присмотреться: все ли славят своего господина.
Секретарь почтительно вложил в руку свиток пергамента. Король быстро проглядел написанное, вернул пергамент – содержание он знал и так, все изложенное было обычной дворцовой формальностью, и с трудом проговорил:
- Ведите его.
И сейчас же толпа расступилась – с площадки сада под колонны двое солдат … нет, не ввели, сопроводили до кресла короля пленника.
«Так вот он какой, Аннатар, Даритель», - с просыпающимся интересом подумал Ар-Фаразон.
Перед Златоликим стоял Саурон, поверженный владыка Нурна и Руна, майар, напавший на крепости нуменорцев в Средиземье. Он был одет в просторный черный бархатистый хитон, глубокого, муарового оттенка. Голова его была непокрыта, густые черные волосы схвачены мифриловым ободком с драгоценными камнями, а руки стянуты впереди символической шелковой лентой. К удивлению Ар-Фаразона, Саурон чертами лица был подобен эльфу – они были прекрасны и безукоризненны. На злобное чудовище, уничтожившее несколько нуменорских фортов, он не походил. Приведенный с тревожным любопытством глядел на короля.
Конечно, все дальнейшее только должно было походить на судейство – этого требовал церемониал, но что поделаешь – традиция, традиция.
Король помолчал, потом спросил на адунаике:
- Так это ты подбивал дикарские народы Средиземья разрушить наши крепости?
Ар-Фаразон при этом сидел как каменный, и только губы его шевелились при произнесении слов, боясь качнуть пылающей адской болью головой.
Саурон несколько подался вперед и начал говорить:
- Мой повелитель! Поверь мне…
Голос пленного майара журчал, как лесной ручей, его звучание облегчало нестерпимую боль. Его хотелось слушать, как хочется уставшему путнику припасть к холодному ключу в знойный полдень. Однако Ар-Фаразон развеял этот морок, ибо был готов ко встрече с врагом.
- Повелитель? – он вопросительно поднял бровь. – Не рановато ли? Даже живущие в Нуменоре князья Андуниэ не считают меня своим повелителем. А всевластный владыка Нурна называет меня повелителем, едва мои армии высаживаются на средиземских берегах…. Это не спасет тебя от расправы, разбойник! Это ты собирался разрушить все наши крепости в Средиземье и призывал к этому окрестные племена?
- Мой повелитель! Я никогда в жизни не собирался воевать против величайшего короля, равного Валар! Я никогда не решился бы на это глупое и бессмысленное действо!
Гнев и отвращение отразились на лицах тех из присутствовавших, кто оборонял крепости в Средиземье от орд Саурона, но никто из них не решился вмешаться.
Лишь Саурон заметил, как дернулась щека всемогущего короля при упоминании о Валар, и в голове его созрел план действий. Воистину, никогда, ни до, ни после сей майар не создавал более безжалостного и хитрого замысла, и даже сам он внутренне содрогнулся, на секунду представив, что же ожидает род дунаданов в конце. Но вместе с тем он укрепился сердцем, ибо до сих пор Саурон не представлял, чем можно сломить мощь Нуменора; сейчас же его пытливый и изворотливый ум заметил крохотную, еле заметную трещинку в непобедимой твердыне.
И Саурон собрался с духом, готовясь к еще большей лжи, нежели произносил он ранее. Необходимо было не просто отвести от себя карающую десницу Ар-Фаразона, но и направить гнев короля на своих обидчиков.
- Лжец! И к тому же безыскусный лжец! – в ярости рявкнул король. – Здесь стоят владетели и наместники, кто защищал мои города и порты от твоих полчищ! Перестань отвергать очевидное, разбойник! – и добавил уже монотонно и скучно, - того, что уже есть за тобой, хватит на десять казней, не отягчай же свою совесть!
Дрогнул на мгновение Саурон, ибо хоть и был он бессмертным майаром, так же боялся он телесного развоплощения, как и любой из людей. Но отступать было поздно, и он начал плести сети обмана и предательства.
Саурон покачал головой, как терпеливый учитель, выговаривающий бестолковому ученику и с укором, мягко и тихо произнес:
- Все, все перепутали, мой повелитель. Я опасаюсь, что путаница эта будет продолжаться долгое время. И все из-за того, что меня неверно поняли, все, все перепутали.
Скалясь в недоброй усмешке, король поглядел на пленника, затем на солнце, и вдруг в какой-то муке подумал о том, что проще всего было бы изгнать этого могущественного преступника, произнеся всего два слова: «Повесить его». Изгнать и его, и конвой, уйти внутрь дворца, затемнить комнату, упасть на постель, забыться с мешочком льда на лбу… и мысль о смерти вдруг соблазнительно мелькнула в больной голове Морского Владыки.
Он смотрел мутными глазами на Саурона и некоторое время мучительно вспоминал, зачем на безжалостном утреннем солнцепеке стоит перед ним этот майар и долго ли ему придется выдерживать этот нелепый спектакль.
- Так что ты скажешь, разбойник? – почти прохрипел Ар-Фаразон.
- Мой повелитель, удастся ли мне объяснить, что всему виной чудовищная ошибка, корни которой найти сейчас труднее, чем когда бы то ни было. Ибо война многое скрыла. По неведомой мне причине средиземские эльфы столкнулись с дикими людскими племенами – видимо, им всем стало тесно жить вместе. И, по совести говоря, я не могу их за это осуждать – беднягам так плохо живется.… И вот закономерный результат: те, кто нагло называет себя Перворожденными, поняли, что силой им войну не выиграть, и они умело направили праведный гнев дикарей на нуменорцев, свалив всю вину за них! И что же я должен был предпринять, узрев этот хаос у своего порога? Конечно, со своими малочисленными, но преданными слугами я постарался вмешаться. Я увещевал, уговаривал даже тех, кто замахивался на меня мечом. Но мало кто меня слушал: и поделом. Непобедимые солдаты могущественного Ар-Фаразона легко отразили этот натиск. Было пролито много напрасной крови. Но каков результат?! Войска достославного Нуменора наступают на мои владения, а предатели-эльфы пожинают плоды своего злодейства. Конечно, я не стал даже пытаться сопротивляться и немедленно сдался твоим лучшим из бойцов! Меня доставили сюда как пленника, но я хотел бы уточнить, мой повелитель, я прибыл по своей воле и исключительно с целью расставить все на свои места. Я не нападал, но оборонял и оборонялся. Моей единственной целью был мир. Чем руководствовались разжегшие войну эльфы, я даже не представляю, но думаю, что после разрушения Белерианда им везде мерещатся враги. И вполне резонно, что своими врагами они считают всех аданов, особенно дунаданов, столь возвысившихся в последнее время и без их указки….
Секретарь перестал записывать и исподтишка бросил удивленный взгляд на Саурона, а затем на короля: он не знал, верить ему своим ушам или не верить. Еще он постарался себе представить, в какую именно причудливую форму выльется гнев вспыльчивого Ар-Фаразона при этой неслыханной лжи майара.
Тогда раздался надтреснутый, хрипловатый голос короля:
- Так ты утверждаешь, что не нападал, и не призывал нападать, или каким-либо иным способом нанести вред моим крепостям?
Знавшие короля люди побледнели: таким голосом Златоликий выносил смертные приговоры. Но, Саурону было нечего терять, и он продолжил:
- Я, мой повелитель, никого не призывал к подобным действиям, повторяю. Разве я похож на слабоумного?
- О, да, ты не похож на слабоумного, - тихо ответил король и улыбнулся какой-то страшной улыбкой, - чем ты можешь доказать правдивость своих слов?
- О, мой повелитель! Воистину не имею я мысли лгать тебе, ведь я майар. Правда открыта передо мной, для меня это доступная книга, которую я с легкостью читаю. Вот сейчас, например, правда для тебя в том, что у тебя болит голова, болит так сильно, что ты помышляешь о забытьи и даже о смерти. Тебе трудно говорить, не то чтобы судить меня. Я – невольный твой палач. И в меру своих скромных способностей я помогу тебе. Страдания кончатся, и боль твоя сейчас пройдет.
Секретарь от удивления выронил свиток.
Ар-Фаразон поднял глаза на Саурона, и тут на лице его отразилось величайшее удивление. Он сжал голову руками.
Со стороны придворных раздался ропот. Люди, сражавшиеся с Сауроном не на жизнь, а на смерть, понять не могли, как этот преступник, схваченный едва ли не на поле битвы, плетет ложь настолько явную, что для ее опровержения просто не хватает слов. Однако по прежнему прервать государев суд никто не решался.
Ар-Фаразон молвил:
- Развяжите ему руки.
Один из конвойных солдат салютовал королю, подошел и снял ленту с Саурона.
- Воистину, это решение мудрого владыки! – сказал тот, с наслаждением потирая руки, хотя лента на них не то что не причинила ему вреда, но даже не была толком завязана.
- Беда твоя в том, о, Владыка, - уже более уверенно продолжал Саурон, - что ты слушаешь только нескольких своих советников, и они говорят тебе лишь то, что хотят тебе сообщить. Конечно, у тебя есть Семь Всевидящих Камней, но ведь ты не можешь смотреть за всем сразу, не так ли?! Да и сами Всевидящие Камни, кажется…, - здесь Саурон выразительно поднял бровь, - подарок Эльдаров?!
Последние слова он произнес как мог мягко и невинно.
Слова попали в цель. Теперь стал другим и взгляд Ар-Фаразона: теперь это был стальной пронзительный взор. Теперь это был разговор не пленника и его хозяина, это был разговор короля и советника.
- Что ты знаешь? – ледяным тоном начальника спросил король.
- Многое открывают Палантиры, - очень тихо произнес Саурон, - но и многое скрывают….
Ар-Фаразон помолчал совсем немного, видимо, обдумывая уже принятое решение, затем встал и приказал:
- Вывести всех! Конвою ждать за дверьми, - повернувшись к секретарю, добавил, - оставьте нас наедине.
Конвой поднял копья и вышел с балкона в сад. Присутствующие не торопясь, покинули помещение, при этом все они постоянно озирались, и ропот становился все громче.
Саурон запоминал их, запоминал тех, кто не поддался его обману – он уже строил планы, как разделаться со своими ненавистниками. Едва отведя петлю от своей шеи, майар уже мыслил себя приближенным государя. А поднявшись так высоко, как только он сможет, Саурон ввергнет эту страну в хаос.
Последним вышел секретарь.
Молчание на балконе некоторое время нарушал только шум воды в фонтане, щебетание ласточки за капителью колонны и далекий шепот моря.
- Ты всезнающ? – напряженным голосом спросил король.
- Нет, я лишь слуга того, кто всезнающ.
- Ты исцелил мою голову, даже не пошевельнувшись. Быть может, ты знаешь, как сделать меня бессмертным?
- Нет, но я знаю, кто даст тебе желаемое.
- Кто это? – Ар-Фаразон почти шептал. В горле у него пересохло, глаза странно защипало, но он продолжал в упор смотреть на Саурона – глаза в глаза – и это было его главной ошибкой.
Саурон умел убеждать, подавлять волю и навязывать свои решения. Всего несколько часов назад он был пленником, чья телесная жизнь висела на волоске. Сейчас же он был богом и господином, и он решал, что произойдет в следующий момент.
- Мой повелитель, в Мире, на Востоке, на Западе есть множество морей и земель, куда не долетал даже ветер Валар. Там лежат втуне несметные сокровища и ждут завоевания. Зря вы думаете, что положены аданам пределы стихиями, почитающими себя Властителями Мира, ибо сами они не ведают пределов мира. Если же достигнете вы края, то узрите, что за ним лежит Древняя Тьма, из которой был мир сотворен. Божественна Тьма, и лишь ее Властелин в силах дарить своим верным слугам новые миры и бессмертие.
Надежда на миг погасла в глазах Ар-Фаразона, и он устало спросил:
- Эру? Эру Илуватар? Мы знаем о нем…
- Властелин Тьмы – это тот, чье имя не произносится ныне, ибо Валары обманули вас, представив вместо него Эру, пустой призрак, сотворенный ими в безумии сердец, чтобы заставить людей служить себе. Ведь Эру говорит лишь то, что они хотят. Истинный повелитель еще возвысится и освободит вас от этого призрака….
- Кто же он, говори!!! – в нетерпении вскричал король.
- Имя же его, - спокойно закончил Саурон, - Мелькор, Владыка Сущего, Дарующий Свободу и он даст вам куда больше силы, чем Валар.
Ар-Фаразон молча опустил голову и надолго задумался. Наконец он тихо спросил:
- А знаешь ли ты, что жизнь твоя сейчас висит на волоске, ведь если ты лжешь…
- Мой повелитель, даже если бы моя жизнь не была сейчас в твоих руках, я с радостью сложил бы ее к твоим ногам, ибо вижу в тебе немалую мудрость – ты способен понять мои слова. Не буду просить меня отпускать - ведь те, кто ждут сейчас на террасе, ждут, когда бы убить меня. Сейчас лишь одно я желаю: служить тебе.
- Еще бы, - мрачно усмехнулся король, обретая вновь уверенность.
Сейчас в его душе столкнулись две мощные противоборствующие силы. Его королевская часть, древний голос наследия Элроса-полуэльфа говорил: повесить этого разбойника. Мало того, что он лжет, так еще и смуту сеет. Его другая часть, более низменная и людская, сжалась в страхе перед неотвратимой смертью, неотвратимой участью человека. Сейчас в его власти оказался пленник, крупно ему задолжавший за разоренные крепости в Средиземье и обладавший, судя по всему, немалой мудростью. Грех было не воспользоваться такой возможностью.
- Хорошо, - обронил король.
Одно это слово принесло облегчения Саурону больше, чем вся многословная беседа до сих пор.
- Ко мне! – крикнул Ар-Фаразон.
Секретарь, стража, а также весь двор быстро вернулись на свои места.
- Все обвинения с майара Саурона я снимаю! – объявил тем тяжелым, королевским, голосом, которому до сих пор никто не смел возражать.
- Майар Саурон будет моим советником отныне и до тех пор, пока его мудрость будет потребная Короне! Повелеваю объявить этот указ в Нуменоре, и пусть никто не смеет причинить вред королевскому советнику под страхом смертной казни!
При последних словах короля Саурон повернулся к людям – лицо его было бесстрастно – и смиренно поклонился им.
Ненавидящие, горящие бессильной злобой глаза тех, кто пострадал от Саурона в Средиземье, прямо-таки сверлили его, но майар их уже не боялся. Первую угрозу он преодолел – и почти сразу же забыл.
Радужные мечты Саурона становились реальностью под жаркими лучами утреннего нуменорского солнца – только его видел сейчас майар – только пылающее восходящее светило. Было около десяти часов утра...


@темы: РИ, ХИ, литконкурсы, мастерское

17:45 

Акаллабет

Я всегда очень вежлив, поэтому когда посылаю человека нах*й, то всегда перезваниваю и спрашиваю, как он добрался.
Есть такая литературная игра, в ходе которой в оригинальном тексте имена и названия заменяются на имена и названия из другого произведения, а текст потом слегка редактируется, чтобы все было гладко. Для играющего задача - отгадать оригинал. Юмор ситуации очевиден - знакомые имена в незнакомых условиях звучат оригинально, и так можно сделать несколько открытий.

В случае с нижеприведенным текстом всё ясно сразу. Оригинал - это "Мастер и Маргарита" Булгакова, а запутывающий фактор - это "Акаллабет" Толкиена. Признаться честно, я заигрался, и местами текст неузнаваем.
Что-то из этого - моя дрим-роль ).

В черном плаще с серебряным подбоем, четкой королевской поступью, ранним утром пятнадцатого числа месяца сулимэ в крытую колоннаду между двумя крыльями дворца вышел Ар-Фаразон Златоликий, двадцать третий король Нуменора.
Больше всего на свете король ненавидел странный и непонятный запах Благословенного Края, который привозили с собой эльфы, и все теперь предвещало плохой день, так как этот запах начал преследовать короля с рассвета и сейчас достиг своего апогея. От неземного аромата раскалывалась голова.
Боль перекатывалась в черепе, как морская волна – медленно, из стороны в сторону. От этих наплывов Ар-Фаразону становилось дурно. Да, это была та самая ужасная болезнь, от которой не было никакого спасения. Не смертельная, но неизлечимая. Но король не может пропустить день своего триумфа.
На мозаичном полу у фонтана уже было приготовлено кресло, и король, не глядя ни на кого, сел в него и протянул руку в сторону.
Он знал, что от входа до самого его сиденья выстроен почетный караул в парадных доспехах, а все пространство от оконных витражей до замерших в неподвижности стражников заполнено волнующейся публикой, почтительно замолкшей при появлении Владыки. Он знал все это, но боль, вольготно разлившаяся в его голове, не позволяла не то что оглянуться, но даже присмотреться: все ли славят своего господина.
Секретарь почтительно вложил в руку свиток пергамента. Король быстро проглядел написанное, вернул пергамент – содержание он знал и так, все изложенное было обычной дворцовой формальностью, и с трудом проговорил:
- Ведите его.
И сейчас же толпа расступилась – с площадки сада под колонны двое солдат … нет, не ввели, сопроводили до кресла короля пленника.
«Так вот он какой, Аннатар, Даритель», - с просыпающимся интересом подумал Ар-Фаразон.
Перед Златоликим стоял Саурон, поверженный владыка Нурна и Руна, майар, напавший на крепости нуменорцев в Средиземье. Он был одет в просторный черный бархатистый хитон, глубокого, муарового оттенка. Голова его была непокрыта, густые черные волосы схвачены мифриловым ободком с драгоценными камнями, а руки стянуты впереди символической шелковой лентой. К удивлению Ар-Фаразона, Саурон чертами лица был подобен эльфу – они были прекрасны и безукоризненны. На злобное чудовище, уничтожившее несколько нуменорских фортов, он не походил. Приведенный с тревожным любопытством глядел на короля.
Конечно, все дальнейшее только должно было походить на судейство – этого требовал церемониал, но что поделаешь – традиция, традиция.
Король помолчал, потом спросил на адунаике:
- Так это ты подбивал дикарские народы Средиземья разрушить наши крепости?
Ар-Фаразон при этом сидел как каменный, и только губы его шевелились при произнесении слов, боясь качнуть пылающей адской болью головой.
Саурон несколько подался вперед и начал говорить:
- Мой повелитель! Поверь мне…
Голос пленного майара журчал, как лесной ручей, его звучание облегчало нестерпимую боль. Его хотелось слушать, как хочется уставшему путнику припасть к холодному ключу в знойный полдень. Однако Ар-Фаразон развеял этот морок, ибо был готов ко встрече с врагом.
- Повелитель? – он вопросительно поднял бровь. – Не рановато ли? Даже живущие в Нуменоре князья Андуниэ не считают меня своим повелителем. А всевластный владыка Нурна называет меня повелителем, едва мои армии высаживаются на средиземских берегах…. Это не спасет тебя от расправы, разбойник! Это ты собирался разрушить все наши крепости в Средиземье и призывал к этому окрестные племена?
- Мой повелитель! Я никогда в жизни не собирался воевать против величайшего короля, равного Валар! Я никогда не решился бы на это глупое и бессмысленное действо!
Гнев и отвращение отразились на лицах тех из присутствовавших, кто оборонял крепости в Средиземье от орд Саурона, но никто из них не решился вмешаться.
Лишь Саурон заметил, как дернулась щека всемогущего короля при упоминании о Валар, и в голове его созрел план действий. Воистину, никогда, ни до, ни после сей майар не создавал более безжалостного и хитрого замысла, и даже сам он внутренне содрогнулся, на секунду представив, что же ожидает род дунаданов в конце. Но вместе с тем он укрепился сердцем, ибо до сих пор Саурон не представлял, чем можно сломить мощь Нуменора; сейчас же его пытливый и изворотливый ум заметил крохотную, еле заметную трещинку в непобедимой твердыне.
И Саурон собрался с духом, готовясь к еще большей лжи, нежели произносил он ранее. Необходимо было не просто отвести от себя карающую десницу Ар-Фаразона, но и направить гнев короля на своих обидчиков.
- Лжец! И к тому же безыскусный лжец! – в ярости рявкнул король. – Здесь стоят владетели и наместники, кто защищал мои города и порты от твоих полчищ! Перестань отвергать очевидное, разбойник! – и добавил уже монотонно и скучно, - того, что уже есть за тобой, хватит на десять казней, не отягчай же свою совесть!
Дрогнул на мгновение Саурон, ибо хоть и был он бессмертным майаром, так же боялся он телесного развоплощения, как и любой из людей. Но отступать было поздно, и он начал плести сети обмана и предательства.
Саурон покачал головой, как терпеливый учитель, выговаривающий бестолковому ученику и с укором, мягко и тихо произнес:
- Все, все перепутали, мой повелитель. Я опасаюсь, что путаница эта будет продолжаться долгое время. И все из-за того, что меня неверно поняли, все, все перепутали.
Скалясь в недоброй усмешке, король поглядел на пленника, затем на солнце, и вдруг в какой-то муке подумал о том, что проще всего было бы изгнать этого могущественного преступника, произнеся всего два слова: «Повесить его». Изгнать и его, и конвой, уйти внутрь дворца, затемнить комнату, упасть на постель, забыться с мешочком льда на лбу… и мысль о смерти вдруг соблазнительно мелькнула в больной голове Морского Владыки.
Он смотрел мутными глазами на Саурона и некоторое время мучительно вспоминал, зачем на безжалостном утреннем солнцепеке стоит перед ним этот майар и долго ли ему придется выдерживать этот нелепый спектакль.
- Так что ты скажешь, разбойник? – почти прохрипел Ар-Фаразон.
- Мой повелитель, удастся ли мне объяснить, что всему виной чудовищная ошибка, корни которой найти сейчас труднее, чем когда бы то ни было. Ибо война многое скрыла. По неведомой мне причине средиземские эльфы столкнулись с дикими людскими племенами – видимо, им всем стало тесно жить вместе. И, по совести говоря, я не могу их за это осуждать – беднягам так плохо живется.… И вот закономерный результат: те, кто нагло называет себя Перворожденными, поняли, что силой им войну не выиграть, и они умело направили праведный гнев дикарей на нуменорцев, свалив всю вину за них! И что же я должен был предпринять, узрев этот хаос у своего порога? Конечно, со своими малочисленными, но преданными слугами я постарался вмешаться. Я увещевал, уговаривал даже тех, кто замахивался на меня мечом. Но мало кто меня слушал: и поделом. Непобедимые солдаты могущественного Ар-Фаразона легко отразили этот натиск. Было пролито много напрасной крови. Но каков результат?! Войска достославного Нуменора наступают на мои владения, а предатели-эльфы пожинают плоды своего злодейства. Конечно, я не стал даже пытаться сопротивляться и немедленно сдался твоим лучшим из бойцов! Меня доставили сюда как пленника, но я хотел бы уточнить, мой повелитель, я прибыл по своей воле и исключительно с целью расставить все на свои места. Я не нападал, но оборонял и оборонялся. Моей единственной целью был мир. Чем руководствовались разжегшие войну эльфы, я даже не представляю, но думаю, что после разрушения Белерианда им везде мерещатся враги. И вполне резонно, что своими врагами они считают всех аданов, особенно дунаданов, столь возвысившихся в последнее время и без их указки….
Секретарь перестал записывать и исподтишка бросил удивленный взгляд на Саурона, а затем на короля: он не знал, верить ему своим ушам или не верить. Еще он постарался себе представить, в какую именно причудливую форму выльется гнев вспыльчивого Ар-Фаразона при этой неслыханной лжи майара.
Тогда раздался надтреснутый, хрипловатый голос короля:
- Так ты утверждаешь, что не нападал, и не призывал нападать, или каким-либо иным способом нанести вред моим крепостям?
Знавшие короля люди побледнели: таким голосом Златоликий выносил смертные приговоры. Но, Саурону было нечего терять, и он продолжил:
- Я, мой повелитель, никого не призывал к подобным действиям, повторяю. Разве я похож на слабоумного?
- О, да, ты не похож на слабоумного, - тихо ответил король и улыбнулся какой-то страшной улыбкой, - чем ты можешь доказать правдивость своих слов?
- О, мой повелитель! Воистину не имею я мысли лгать тебе, ведь я майар. Правда открыта передо мной, для меня это доступная книга, которую я с легкостью читаю. Вот сейчас, например, правда для тебя в том, что у тебя болит голова, болит так сильно, что ты помышляешь о забытьи и даже о смерти. Тебе трудно говорить, не то чтобы судить меня. Я – невольный твой палач. И в меру своих скромных способностей я помогу тебе. Страдания кончатся, и боль твоя сейчас пройдет.
Секретарь от удивления выронил свиток.
Ар-Фаразон поднял глаза на Саурона, и тут на лице его отразилось величайшее удивление. Он сжал голову руками.
Со стороны придворных раздался ропот. Люди, сражавшиеся с Сауроном не на жизнь, а на смерть, понять не могли, как этот преступник, схваченный едва ли не на поле битвы, плетет ложь настолько явную, что для ее опровержения просто не хватает слов. Однако по прежнему прервать государев суд никто не решался.
Ар-Фаразон молвил:
- Развяжите ему руки.
Один из конвойных солдат салютовал королю, подошел и снял ленту с Саурона.
- Воистину, это решение мудрого владыки! – сказал тот, с наслаждением потирая руки, хотя лента на них не то что не причинила ему вреда, но даже не была толком завязана.
- Беда твоя в том, о, Владыка, - уже более уверенно продолжал Саурон, - что ты слушаешь только нескольких своих советников, и они говорят тебе лишь то, что хотят тебе сообщить. Конечно, у тебя есть Семь Всевидящих Камней, но ведь ты не можешь смотреть за всем сразу, не так ли?! Да и сами Всевидящие Камни, кажется…, - здесь Саурон выразительно поднял бровь, - подарок Эльдаров?!
Последние слова он произнес как мог мягко и невинно.
Слова попали в цель. Теперь стал другим и взгляд Ар-Фаразона: теперь это был стальной пронзительный взор. Теперь это был разговор не пленника и его хозяина, это был разговор короля и советника.
- Что ты знаешь? – ледяным тоном начальника спросил король.
- Многое открывают Палантиры, - очень тихо произнес Саурон, - но и многое скрывают….
Ар-Фаразон помолчал совсем немного, видимо, обдумывая уже принятое решение, затем встал и приказал:
- Вывести всех! Конвою ждать за дверьми, - повернувшись к секретарю, добавил, - оставьте нас наедине.
Конвой поднял копья и вышел с балкона в сад. Присутствующие не торопясь, покинули помещение, при этом все они постоянно озирались, и ропот становился все громче.
Саурон запоминал их, запоминал тех, кто не поддался его обману – он уже строил планы, как разделаться со своими ненавистниками. Едва отведя петлю от своей шеи, майар уже мыслил себя приближенным государя. А поднявшись так высоко, как только он сможет, Саурон ввергнет эту страну в хаос.
Последним вышел секретарь.
Молчание на балконе некоторое время нарушал только шум воды в фонтане, щебетание ласточки за капителью колонны и далекий шепот моря.
- Ты всезнающ? – напряженным голосом спросил король.
- Нет, я лишь слуга того, кто всезнающ.
- Ты исцелил мою голову, даже не пошевельнувшись. Быть может, ты знаешь, как сделать меня бессмертным?
- Нет, но я знаю, кто даст тебе желаемое.
- Кто это? – Ар-Фаразон почти шептал. В горле у него пересохло, глаза странно защипало, но он продолжал в упор смотреть на Саурона – глаза в глаза – и это было его главной ошибкой.
Саурон умел убеждать, подавлять волю и навязывать свои решения. Всего несколько часов назад он был пленником, чья телесная жизнь висела на волоске. Сейчас же он был богом и господином, и он решал, что произойдет в следующий момент.
- Мой повелитель, в Мире, на Востоке, на Западе есть множество морей и земель, куда не долетал даже ветер Валар. Там лежат втуне несметные сокровища и ждут завоевания. Зря вы думаете, что положены аданам пределы стихиями, почитающими себя Властителями Мира, ибо сами они не ведают пределов мира. Если же достигнете вы края, то узрите, что за ним лежит Древняя Тьма, из которой был мир сотворен. Божественна Тьма, и лишь ее Властелин в силах дарить своим верным слугам новые миры и бессмертие.
Надежда на миг погасла в глазах Ар-Фаразона, и он устало спросил:
- Эру? Эру Илуватар? Мы знаем о нем…
- Властелин Тьмы – это тот, чье имя не произносится ныне, ибо Валары обманули вас, представив вместо него Эру, пустой призрак, сотворенный ими в безумии сердец, чтобы заставить людей служить себе. Ведь Эру говорит лишь то, что они хотят. Истинный повелитель еще возвысится и освободит вас от этого призрака….
- Кто же он, говори!!! – в нетерпении вскричал король.
- Имя же его, - спокойно закончил Саурон, - Мелькор, Владыка Сущего, Дарующий Свободу и он даст вам куда больше силы, чем Валар.
Ар-Фаразон молча опустил голову и надолго задумался. Наконец он тихо спросил:
- А знаешь ли ты, что жизнь твоя сейчас висит на волоске, ведь если ты лжешь…
- Мой повелитель, даже если бы моя жизнь не была сейчас в твоих руках, я с радостью сложил бы ее к твоим ногам, ибо вижу в тебе немалую мудрость – ты способен понять мои слова. Не буду просить меня отпускать - ведь те, кто ждут сейчас на террасе, ждут, когда бы убить меня. Сейчас лишь одно я желаю: служить тебе.
- Еще бы, - мрачно усмехнулся король, обретая вновь уверенность.
Сейчас в его душе столкнулись две мощные противоборствующие силы. Его королевская часть, древний голос наследия Элроса-полуэльфа говорил: повесить этого разбойника. Мало того, что он лжет, так еще и смуту сеет. Его другая часть, более низменная и людская, сжалась в страхе перед неотвратимой смертью, неотвратимой участью человека. Сейчас в его власти оказался пленник, крупно ему задолжавший за разоренные крепости в Средиземье и обладавший, судя по всему, немалой мудростью. Грех было не воспользоваться такой возможностью.
- Хорошо, - обронил король.
Одно это слово принесло облегчения Саурону больше, чем вся многословная беседа до сих пор.
- Ко мне! – крикнул Ар-Фаразон.
Секретарь, стража, а также весь двор быстро вернулись на свои места.
- Все обвинения с майара Саурона я снимаю! – объявил тем тяжелым, королевским, голосом, которому до сих пор никто не смел возражать.
- Майар Саурон будет моим советником отныне и до тех пор, пока его мудрость будет потребная Короне! Повелеваю объявить этот указ в Нуменоре, и пусть никто не смеет причинить вред королевскому советнику под страхом смертной казни!
При последних словах короля Саурон повернулся к людям – лицо его было бесстрастно – и смиренно поклонился им.
Ненавидящие, горящие бессильной злобой глаза тех, кто пострадал от Саурона в Средиземье, прямо-таки сверлили его, но майар их уже не боялся. Первую угрозу он преодолел – и почти сразу же забыл.
Радужные мечты Саурона становились реальностью под жаркими лучами утреннего нуменорского солнца – только его видел сейчас майар – только пылающее восходящее светило. Было около десяти часов утра...


@темы: РИ, ХИ, литконкурсы, мастерское

17:45 

Акаллабет

Я всегда очень вежлив, поэтому когда посылаю человека нах*й, то всегда перезваниваю и спрашиваю, как он добрался.
Есть такая литературная игра, в ходе которой в оригинальном тексте имена и названия заменяются на имена и названия из другого произведения, а текст потом слегка редактируется, чтобы все было гладко. Для играющего задача - отгадать оригинал. Юмор ситуации очевиден - знакомые имена в незнакомых условиях звучат оригинально, и так можно сделать несколько открытий.

В случае с нижеприведенным текстом всё ясно сразу. Оригинал - это "Мастер и Маргарита" Булгакова, а запутывающий фактор - это "Акаллабет" Толкиена. Признаться честно, я заигрался, и местами текст неузнаваем.
Что-то из этого - моя дрим-роль ).

В черном плаще с серебряным подбоем, четкой королевской поступью, ранним утром пятнадцатого числа месяца сулимэ в крытую колоннаду между двумя крыльями дворца вышел Ар-Фаразон Златоликий, двадцать третий король Нуменора.
Больше всего на свете король ненавидел странный и непонятный запах Благословенного Края, который привозили с собой эльфы, и все теперь предвещало плохой день, так как этот запах начал преследовать короля с рассвета и сейчас достиг своего апогея. От неземного аромата раскалывалась голова.
Боль перекатывалась в черепе, как морская волна – медленно, из стороны в сторону. От этих наплывов Ар-Фаразону становилось дурно. Да, это была та самая ужасная болезнь, от которой не было никакого спасения. Не смертельная, но неизлечимая. Но король не может пропустить день своего триумфа.
На мозаичном полу у фонтана уже было приготовлено кресло, и король, не глядя ни на кого, сел в него и протянул руку в сторону.
Он знал, что от входа до самого его сиденья выстроен почетный караул в парадных доспехах, а все пространство от оконных витражей до замерших в неподвижности стражников заполнено волнующейся публикой, почтительно замолкшей при появлении Владыки. Он знал все это, но боль, вольготно разлившаяся в его голове, не позволяла не то что оглянуться, но даже присмотреться: все ли славят своего господина.
Секретарь почтительно вложил в руку свиток пергамента. Король быстро проглядел написанное, вернул пергамент – содержание он знал и так, все изложенное было обычной дворцовой формальностью, и с трудом проговорил:
- Ведите его.
И сейчас же толпа расступилась – с площадки сада под колонны двое солдат … нет, не ввели, сопроводили до кресла короля пленника.
«Так вот он какой, Аннатар, Даритель», - с просыпающимся интересом подумал Ар-Фаразон.
Перед Златоликим стоял Саурон, поверженный владыка Нурна и Руна, майар, напавший на крепости нуменорцев в Средиземье. Он был одет в просторный черный бархатистый хитон, глубокого, муарового оттенка. Голова его была непокрыта, густые черные волосы схвачены мифриловым ободком с драгоценными камнями, а руки стянуты впереди символической шелковой лентой. К удивлению Ар-Фаразона, Саурон чертами лица был подобен эльфу – они были прекрасны и безукоризненны. На злобное чудовище, уничтожившее несколько нуменорских фортов, он не походил. Приведенный с тревожным любопытством глядел на короля.
Конечно, все дальнейшее только должно было походить на судейство – этого требовал церемониал, но что поделаешь – традиция, традиция.
Король помолчал, потом спросил на адунаике:
- Так это ты подбивал дикарские народы Средиземья разрушить наши крепости?
Ар-Фаразон при этом сидел как каменный, и только губы его шевелились при произнесении слов, боясь качнуть пылающей адской болью головой.
Саурон несколько подался вперед и начал говорить:
- Мой повелитель! Поверь мне…
Голос пленного майара журчал, как лесной ручей, его звучание облегчало нестерпимую боль. Его хотелось слушать, как хочется уставшему путнику припасть к холодному ключу в знойный полдень. Однако Ар-Фаразон развеял этот морок, ибо был готов ко встрече с врагом.
- Повелитель? – он вопросительно поднял бровь. – Не рановато ли? Даже живущие в Нуменоре князья Андуниэ не считают меня своим повелителем. А всевластный владыка Нурна называет меня повелителем, едва мои армии высаживаются на средиземских берегах…. Это не спасет тебя от расправы, разбойник! Это ты собирался разрушить все наши крепости в Средиземье и призывал к этому окрестные племена?
- Мой повелитель! Я никогда в жизни не собирался воевать против величайшего короля, равного Валар! Я никогда не решился бы на это глупое и бессмысленное действо!
Гнев и отвращение отразились на лицах тех из присутствовавших, кто оборонял крепости в Средиземье от орд Саурона, но никто из них не решился вмешаться.
Лишь Саурон заметил, как дернулась щека всемогущего короля при упоминании о Валар, и в голове его созрел план действий. Воистину, никогда, ни до, ни после сей майар не создавал более безжалостного и хитрого замысла, и даже сам он внутренне содрогнулся, на секунду представив, что же ожидает род дунаданов в конце. Но вместе с тем он укрепился сердцем, ибо до сих пор Саурон не представлял, чем можно сломить мощь Нуменора; сейчас же его пытливый и изворотливый ум заметил крохотную, еле заметную трещинку в непобедимой твердыне.
И Саурон собрался с духом, готовясь к еще большей лжи, нежели произносил он ранее. Необходимо было не просто отвести от себя карающую десницу Ар-Фаразона, но и направить гнев короля на своих обидчиков.
- Лжец! И к тому же безыскусный лжец! – в ярости рявкнул король. – Здесь стоят владетели и наместники, кто защищал мои города и порты от твоих полчищ! Перестань отвергать очевидное, разбойник! – и добавил уже монотонно и скучно, - того, что уже есть за тобой, хватит на десять казней, не отягчай же свою совесть!
Дрогнул на мгновение Саурон, ибо хоть и был он бессмертным майаром, так же боялся он телесного развоплощения, как и любой из людей. Но отступать было поздно, и он начал плести сети обмана и предательства.
Саурон покачал головой, как терпеливый учитель, выговаривающий бестолковому ученику и с укором, мягко и тихо произнес:
- Все, все перепутали, мой повелитель. Я опасаюсь, что путаница эта будет продолжаться долгое время. И все из-за того, что меня неверно поняли, все, все перепутали.
Скалясь в недоброй усмешке, король поглядел на пленника, затем на солнце, и вдруг в какой-то муке подумал о том, что проще всего было бы изгнать этого могущественного преступника, произнеся всего два слова: «Повесить его». Изгнать и его, и конвой, уйти внутрь дворца, затемнить комнату, упасть на постель, забыться с мешочком льда на лбу… и мысль о смерти вдруг соблазнительно мелькнула в больной голове Морского Владыки.
Он смотрел мутными глазами на Саурона и некоторое время мучительно вспоминал, зачем на безжалостном утреннем солнцепеке стоит перед ним этот майар и долго ли ему придется выдерживать этот нелепый спектакль.
- Так что ты скажешь, разбойник? – почти прохрипел Ар-Фаразон.
- Мой повелитель, удастся ли мне объяснить, что всему виной чудовищная ошибка, корни которой найти сейчас труднее, чем когда бы то ни было. Ибо война многое скрыла. По неведомой мне причине средиземские эльфы столкнулись с дикими людскими племенами – видимо, им всем стало тесно жить вместе. И, по совести говоря, я не могу их за это осуждать – беднягам так плохо живется.… И вот закономерный результат: те, кто нагло называет себя Перворожденными, поняли, что силой им войну не выиграть, и они умело направили праведный гнев дикарей на нуменорцев, свалив всю вину за них! И что же я должен был предпринять, узрев этот хаос у своего порога? Конечно, со своими малочисленными, но преданными слугами я постарался вмешаться. Я увещевал, уговаривал даже тех, кто замахивался на меня мечом. Но мало кто меня слушал: и поделом. Непобедимые солдаты могущественного Ар-Фаразона легко отразили этот натиск. Было пролито много напрасной крови. Но каков результат?! Войска достославного Нуменора наступают на мои владения, а предатели-эльфы пожинают плоды своего злодейства. Конечно, я не стал даже пытаться сопротивляться и немедленно сдался твоим лучшим из бойцов! Меня доставили сюда как пленника, но я хотел бы уточнить, мой повелитель, я прибыл по своей воле и исключительно с целью расставить все на свои места. Я не нападал, но оборонял и оборонялся. Моей единственной целью был мир. Чем руководствовались разжегшие войну эльфы, я даже не представляю, но думаю, что после разрушения Белерианда им везде мерещатся враги. И вполне резонно, что своими врагами они считают всех аданов, особенно дунаданов, столь возвысившихся в последнее время и без их указки….
Секретарь перестал записывать и исподтишка бросил удивленный взгляд на Саурона, а затем на короля: он не знал, верить ему своим ушам или не верить. Еще он постарался себе представить, в какую именно причудливую форму выльется гнев вспыльчивого Ар-Фаразона при этой неслыханной лжи майара.
Тогда раздался надтреснутый, хрипловатый голос короля:
- Так ты утверждаешь, что не нападал, и не призывал нападать, или каким-либо иным способом нанести вред моим крепостям?
Знавшие короля люди побледнели: таким голосом Златоликий выносил смертные приговоры. Но, Саурону было нечего терять, и он продолжил:
- Я, мой повелитель, никого не призывал к подобным действиям, повторяю. Разве я похож на слабоумного?
- О, да, ты не похож на слабоумного, - тихо ответил король и улыбнулся какой-то страшной улыбкой, - чем ты можешь доказать правдивость своих слов?
- О, мой повелитель! Воистину не имею я мысли лгать тебе, ведь я майар. Правда открыта передо мной, для меня это доступная книга, которую я с легкостью читаю. Вот сейчас, например, правда для тебя в том, что у тебя болит голова, болит так сильно, что ты помышляешь о забытьи и даже о смерти. Тебе трудно говорить, не то чтобы судить меня. Я – невольный твой палач. И в меру своих скромных способностей я помогу тебе. Страдания кончатся, и боль твоя сейчас пройдет.
Секретарь от удивления выронил свиток.
Ар-Фаразон поднял глаза на Саурона, и тут на лице его отразилось величайшее удивление. Он сжал голову руками.
Со стороны придворных раздался ропот. Люди, сражавшиеся с Сауроном не на жизнь, а на смерть, понять не могли, как этот преступник, схваченный едва ли не на поле битвы, плетет ложь настолько явную, что для ее опровержения просто не хватает слов. Однако по прежнему прервать государев суд никто не решался.
Ар-Фаразон молвил:
- Развяжите ему руки.
Один из конвойных солдат салютовал королю, подошел и снял ленту с Саурона.
- Воистину, это решение мудрого владыки! – сказал тот, с наслаждением потирая руки, хотя лента на них не то что не причинила ему вреда, но даже не была толком завязана.
- Беда твоя в том, о, Владыка, - уже более уверенно продолжал Саурон, - что ты слушаешь только нескольких своих советников, и они говорят тебе лишь то, что хотят тебе сообщить. Конечно, у тебя есть Семь Всевидящих Камней, но ведь ты не можешь смотреть за всем сразу, не так ли?! Да и сами Всевидящие Камни, кажется…, - здесь Саурон выразительно поднял бровь, - подарок Эльдаров?!
Последние слова он произнес как мог мягко и невинно.
Слова попали в цель. Теперь стал другим и взгляд Ар-Фаразона: теперь это был стальной пронзительный взор. Теперь это был разговор не пленника и его хозяина, это был разговор короля и советника.
- Что ты знаешь? – ледяным тоном начальника спросил король.
- Многое открывают Палантиры, - очень тихо произнес Саурон, - но и многое скрывают….
Ар-Фаразон помолчал совсем немного, видимо, обдумывая уже принятое решение, затем встал и приказал:
- Вывести всех! Конвою ждать за дверьми, - повернувшись к секретарю, добавил, - оставьте нас наедине.
Конвой поднял копья и вышел с балкона в сад. Присутствующие не торопясь, покинули помещение, при этом все они постоянно озирались, и ропот становился все громче.
Саурон запоминал их, запоминал тех, кто не поддался его обману – он уже строил планы, как разделаться со своими ненавистниками. Едва отведя петлю от своей шеи, майар уже мыслил себя приближенным государя. А поднявшись так высоко, как только он сможет, Саурон ввергнет эту страну в хаос.
Последним вышел секретарь.
Молчание на балконе некоторое время нарушал только шум воды в фонтане, щебетание ласточки за капителью колонны и далекий шепот моря.
- Ты всезнающ? – напряженным голосом спросил король.
- Нет, я лишь слуга того, кто всезнающ.
- Ты исцелил мою голову, даже не пошевельнувшись. Быть может, ты знаешь, как сделать меня бессмертным?
- Нет, но я знаю, кто даст тебе желаемое.
- Кто это? – Ар-Фаразон почти шептал. В горле у него пересохло, глаза странно защипало, но он продолжал в упор смотреть на Саурона – глаза в глаза – и это было его главной ошибкой.
Саурон умел убеждать, подавлять волю и навязывать свои решения. Всего несколько часов назад он был пленником, чья телесная жизнь висела на волоске. Сейчас же он был богом и господином, и он решал, что произойдет в следующий момент.
- Мой повелитель, в Мире, на Востоке, на Западе есть множество морей и земель, куда не долетал даже ветер Валар. Там лежат втуне несметные сокровища и ждут завоевания. Зря вы думаете, что положены аданам пределы стихиями, почитающими себя Властителями Мира, ибо сами они не ведают пределов мира. Если же достигнете вы края, то узрите, что за ним лежит Древняя Тьма, из которой был мир сотворен. Божественна Тьма, и лишь ее Властелин в силах дарить своим верным слугам новые миры и бессмертие.
Надежда на миг погасла в глазах Ар-Фаразона, и он устало спросил:
- Эру? Эру Илуватар? Мы знаем о нем…
- Властелин Тьмы – это тот, чье имя не произносится ныне, ибо Валары обманули вас, представив вместо него Эру, пустой призрак, сотворенный ими в безумии сердец, чтобы заставить людей служить себе. Ведь Эру говорит лишь то, что они хотят. Истинный повелитель еще возвысится и освободит вас от этого призрака….
- Кто же он, говори!!! – в нетерпении вскричал король.
- Имя же его, - спокойно закончил Саурон, - Мелькор, Владыка Сущего, Дарующий Свободу и он даст вам куда больше силы, чем Валар.
Ар-Фаразон молча опустил голову и надолго задумался. Наконец он тихо спросил:
- А знаешь ли ты, что жизнь твоя сейчас висит на волоске, ведь если ты лжешь…
- Мой повелитель, даже если бы моя жизнь не была сейчас в твоих руках, я с радостью сложил бы ее к твоим ногам, ибо вижу в тебе немалую мудрость – ты способен понять мои слова. Не буду просить меня отпускать - ведь те, кто ждут сейчас на террасе, ждут, когда бы убить меня. Сейчас лишь одно я желаю: служить тебе.
- Еще бы, - мрачно усмехнулся король, обретая вновь уверенность.
Сейчас в его душе столкнулись две мощные противоборствующие силы. Его королевская часть, древний голос наследия Элроса-полуэльфа говорил: повесить этого разбойника. Мало того, что он лжет, так еще и смуту сеет. Его другая часть, более низменная и людская, сжалась в страхе перед неотвратимой смертью, неотвратимой участью человека. Сейчас в его власти оказался пленник, крупно ему задолжавший за разоренные крепости в Средиземье и обладавший, судя по всему, немалой мудростью. Грех было не воспользоваться такой возможностью.
- Хорошо, - обронил король.
Одно это слово принесло облегчения Саурону больше, чем вся многословная беседа до сих пор.
- Ко мне! – крикнул Ар-Фаразон.
Секретарь, стража, а также весь двор быстро вернулись на свои места.
- Все обвинения с майара Саурона я снимаю! – объявил тем тяжелым, королевским, голосом, которому до сих пор никто не смел возражать.
- Майар Саурон будет моим советником отныне и до тех пор, пока его мудрость будет потребная Короне! Повелеваю объявить этот указ в Нуменоре, и пусть никто не смеет причинить вред королевскому советнику под страхом смертной казни!
При последних словах короля Саурон повернулся к людям – лицо его было бесстрастно – и смиренно поклонился им.
Ненавидящие, горящие бессильной злобой глаза тех, кто пострадал от Саурона в Средиземье, прямо-таки сверлили его, но майар их уже не боялся. Первую угрозу он преодолел – и почти сразу же забыл.
Радужные мечты Саурона становились реальностью под жаркими лучами утреннего нуменорского солнца – только его видел сейчас майар – только пылающее восходящее светило. Было около десяти часов утра...


@темы: РИ, ХИ, литконкурсы, мастерское

17:45 

Акаллабет

Я всегда очень вежлив, поэтому когда посылаю человека нах*й, то всегда перезваниваю и спрашиваю, как он добрался.
Есть такая литературная игра, в ходе которой в оригинальном тексте имена и названия заменяются на имена и названия из другого произведения, а текст потом слегка редактируется, чтобы все было гладко. Для играющего задача - отгадать оригинал. Юмор ситуации очевиден - знакомые имена в незнакомых условиях звучат оригинально, и так можно сделать несколько открытий.

В случае с нижеприведенным текстом всё ясно сразу. Оригинал - это "Мастер и Маргарита" Булгакова, а запутывающий фактор - это "Акаллабет" Толкиена. Признаться честно, я заигрался, и местами текст неузнаваем.
Что-то из этого - моя дрим-роль ).

В черном плаще с серебряным подбоем, четкой королевской поступью, ранним утром пятнадцатого числа месяца сулимэ в крытую колоннаду между двумя крыльями дворца вышел Ар-Фаразон Златоликий, двадцать третий король Нуменора.
Больше всего на свете король ненавидел странный и непонятный запах Благословенного Края, который привозили с собой эльфы, и все теперь предвещало плохой день, так как этот запах начал преследовать короля с рассвета и сейчас достиг своего апогея. От неземного аромата раскалывалась голова.
Боль перекатывалась в черепе, как морская волна – медленно, из стороны в сторону. От этих наплывов Ар-Фаразону становилось дурно. Да, это была та самая ужасная болезнь, от которой не было никакого спасения. Не смертельная, но неизлечимая. Но король не может пропустить день своего триумфа.
На мозаичном полу у фонтана уже было приготовлено кресло, и король, не глядя ни на кого, сел в него и протянул руку в сторону.
Он знал, что от входа до самого его сиденья выстроен почетный караул в парадных доспехах, а все пространство от оконных витражей до замерших в неподвижности стражников заполнено волнующейся публикой, почтительно замолкшей при появлении Владыки. Он знал все это, но боль, вольготно разлившаяся в его голове, не позволяла не то что оглянуться, но даже присмотреться: все ли славят своего господина.
Секретарь почтительно вложил в руку свиток пергамента. Король быстро проглядел написанное, вернул пергамент – содержание он знал и так, все изложенное было обычной дворцовой формальностью, и с трудом проговорил:
- Ведите его.
И сейчас же толпа расступилась – с площадки сада под колонны двое солдат … нет, не ввели, сопроводили до кресла короля пленника.
«Так вот он какой, Аннатар, Даритель», - с просыпающимся интересом подумал Ар-Фаразон.
Перед Златоликим стоял Саурон, поверженный владыка Нурна и Руна, майар, напавший на крепости нуменорцев в Средиземье. Он был одет в просторный черный бархатистый хитон, глубокого, муарового оттенка. Голова его была непокрыта, густые черные волосы схвачены мифриловым ободком с драгоценными камнями, а руки стянуты впереди символической шелковой лентой. К удивлению Ар-Фаразона, Саурон чертами лица был подобен эльфу – они были прекрасны и безукоризненны. На злобное чудовище, уничтожившее несколько нуменорских фортов, он не походил. Приведенный с тревожным любопытством глядел на короля.
Конечно, все дальнейшее только должно было походить на судейство – этого требовал церемониал, но что поделаешь – традиция, традиция.
Король помолчал, потом спросил на адунаике:
- Так это ты подбивал дикарские народы Средиземья разрушить наши крепости?
Ар-Фаразон при этом сидел как каменный, и только губы его шевелились при произнесении слов, боясь качнуть пылающей адской болью головой.
Саурон несколько подался вперед и начал говорить:
- Мой повелитель! Поверь мне…
Голос пленного майара журчал, как лесной ручей, его звучание облегчало нестерпимую боль. Его хотелось слушать, как хочется уставшему путнику припасть к холодному ключу в знойный полдень. Однако Ар-Фаразон развеял этот морок, ибо был готов ко встрече с врагом.
- Повелитель? – он вопросительно поднял бровь. – Не рановато ли? Даже живущие в Нуменоре князья Андуниэ не считают меня своим повелителем. А всевластный владыка Нурна называет меня повелителем, едва мои армии высаживаются на средиземских берегах…. Это не спасет тебя от расправы, разбойник! Это ты собирался разрушить все наши крепости в Средиземье и призывал к этому окрестные племена?
- Мой повелитель! Я никогда в жизни не собирался воевать против величайшего короля, равного Валар! Я никогда не решился бы на это глупое и бессмысленное действо!
Гнев и отвращение отразились на лицах тех из присутствовавших, кто оборонял крепости в Средиземье от орд Саурона, но никто из них не решился вмешаться.
Лишь Саурон заметил, как дернулась щека всемогущего короля при упоминании о Валар, и в голове его созрел план действий. Воистину, никогда, ни до, ни после сей майар не создавал более безжалостного и хитрого замысла, и даже сам он внутренне содрогнулся, на секунду представив, что же ожидает род дунаданов в конце. Но вместе с тем он укрепился сердцем, ибо до сих пор Саурон не представлял, чем можно сломить мощь Нуменора; сейчас же его пытливый и изворотливый ум заметил крохотную, еле заметную трещинку в непобедимой твердыне.
И Саурон собрался с духом, готовясь к еще большей лжи, нежели произносил он ранее. Необходимо было не просто отвести от себя карающую десницу Ар-Фаразона, но и направить гнев короля на своих обидчиков.
- Лжец! И к тому же безыскусный лжец! – в ярости рявкнул король. – Здесь стоят владетели и наместники, кто защищал мои города и порты от твоих полчищ! Перестань отвергать очевидное, разбойник! – и добавил уже монотонно и скучно, - того, что уже есть за тобой, хватит на десять казней, не отягчай же свою совесть!
Дрогнул на мгновение Саурон, ибо хоть и был он бессмертным майаром, так же боялся он телесного развоплощения, как и любой из людей. Но отступать было поздно, и он начал плести сети обмана и предательства.
Саурон покачал головой, как терпеливый учитель, выговаривающий бестолковому ученику и с укором, мягко и тихо произнес:
- Все, все перепутали, мой повелитель. Я опасаюсь, что путаница эта будет продолжаться долгое время. И все из-за того, что меня неверно поняли, все, все перепутали.
Скалясь в недоброй усмешке, король поглядел на пленника, затем на солнце, и вдруг в какой-то муке подумал о том, что проще всего было бы изгнать этого могущественного преступника, произнеся всего два слова: «Повесить его». Изгнать и его, и конвой, уйти внутрь дворца, затемнить комнату, упасть на постель, забыться с мешочком льда на лбу… и мысль о смерти вдруг соблазнительно мелькнула в больной голове Морского Владыки.
Он смотрел мутными глазами на Саурона и некоторое время мучительно вспоминал, зачем на безжалостном утреннем солнцепеке стоит перед ним этот майар и долго ли ему придется выдерживать этот нелепый спектакль.
- Так что ты скажешь, разбойник? – почти прохрипел Ар-Фаразон.
- Мой повелитель, удастся ли мне объяснить, что всему виной чудовищная ошибка, корни которой найти сейчас труднее, чем когда бы то ни было. Ибо война многое скрыла. По неведомой мне причине средиземские эльфы столкнулись с дикими людскими племенами – видимо, им всем стало тесно жить вместе. И, по совести говоря, я не могу их за это осуждать – беднягам так плохо живется.… И вот закономерный результат: те, кто нагло называет себя Перворожденными, поняли, что силой им войну не выиграть, и они умело направили праведный гнев дикарей на нуменорцев, свалив всю вину за них! И что же я должен был предпринять, узрев этот хаос у своего порога? Конечно, со своими малочисленными, но преданными слугами я постарался вмешаться. Я увещевал, уговаривал даже тех, кто замахивался на меня мечом. Но мало кто меня слушал: и поделом. Непобедимые солдаты могущественного Ар-Фаразона легко отразили этот натиск. Было пролито много напрасной крови. Но каков результат?! Войска достославного Нуменора наступают на мои владения, а предатели-эльфы пожинают плоды своего злодейства. Конечно, я не стал даже пытаться сопротивляться и немедленно сдался твоим лучшим из бойцов! Меня доставили сюда как пленника, но я хотел бы уточнить, мой повелитель, я прибыл по своей воле и исключительно с целью расставить все на свои места. Я не нападал, но оборонял и оборонялся. Моей единственной целью был мир. Чем руководствовались разжегшие войну эльфы, я даже не представляю, но думаю, что после разрушения Белерианда им везде мерещатся враги. И вполне резонно, что своими врагами они считают всех аданов, особенно дунаданов, столь возвысившихся в последнее время и без их указки….
Секретарь перестал записывать и исподтишка бросил удивленный взгляд на Саурона, а затем на короля: он не знал, верить ему своим ушам или не верить. Еще он постарался себе представить, в какую именно причудливую форму выльется гнев вспыльчивого Ар-Фаразона при этой неслыханной лжи майара.
Тогда раздался надтреснутый, хрипловатый голос короля:
- Так ты утверждаешь, что не нападал, и не призывал нападать, или каким-либо иным способом нанести вред моим крепостям?
Знавшие короля люди побледнели: таким голосом Златоликий выносил смертные приговоры. Но, Саурону было нечего терять, и он продолжил:
- Я, мой повелитель, никого не призывал к подобным действиям, повторяю. Разве я похож на слабоумного?
- О, да, ты не похож на слабоумного, - тихо ответил король и улыбнулся какой-то страшной улыбкой, - чем ты можешь доказать правдивость своих слов?
- О, мой повелитель! Воистину не имею я мысли лгать тебе, ведь я майар. Правда открыта передо мной, для меня это доступная книга, которую я с легкостью читаю. Вот сейчас, например, правда для тебя в том, что у тебя болит голова, болит так сильно, что ты помышляешь о забытьи и даже о смерти. Тебе трудно говорить, не то чтобы судить меня. Я – невольный твой палач. И в меру своих скромных способностей я помогу тебе. Страдания кончатся, и боль твоя сейчас пройдет.
Секретарь от удивления выронил свиток.
Ар-Фаразон поднял глаза на Саурона, и тут на лице его отразилось величайшее удивление. Он сжал голову руками.
Со стороны придворных раздался ропот. Люди, сражавшиеся с Сауроном не на жизнь, а на смерть, понять не могли, как этот преступник, схваченный едва ли не на поле битвы, плетет ложь настолько явную, что для ее опровержения просто не хватает слов. Однако по прежнему прервать государев суд никто не решался.
Ар-Фаразон молвил:
- Развяжите ему руки.
Один из конвойных солдат салютовал королю, подошел и снял ленту с Саурона.
- Воистину, это решение мудрого владыки! – сказал тот, с наслаждением потирая руки, хотя лента на них не то что не причинила ему вреда, но даже не была толком завязана.
- Беда твоя в том, о, Владыка, - уже более уверенно продолжал Саурон, - что ты слушаешь только нескольких своих советников, и они говорят тебе лишь то, что хотят тебе сообщить. Конечно, у тебя есть Семь Всевидящих Камней, но ведь ты не можешь смотреть за всем сразу, не так ли?! Да и сами Всевидящие Камни, кажется…, - здесь Саурон выразительно поднял бровь, - подарок Эльдаров?!
Последние слова он произнес как мог мягко и невинно.
Слова попали в цель. Теперь стал другим и взгляд Ар-Фаразона: теперь это был стальной пронзительный взор. Теперь это был разговор не пленника и его хозяина, это был разговор короля и советника.
- Что ты знаешь? – ледяным тоном начальника спросил король.
- Многое открывают Палантиры, - очень тихо произнес Саурон, - но и многое скрывают….
Ар-Фаразон помолчал совсем немного, видимо, обдумывая уже принятое решение, затем встал и приказал:
- Вывести всех! Конвою ждать за дверьми, - повернувшись к секретарю, добавил, - оставьте нас наедине.
Конвой поднял копья и вышел с балкона в сад. Присутствующие не торопясь, покинули помещение, при этом все они постоянно озирались, и ропот становился все громче.
Саурон запоминал их, запоминал тех, кто не поддался его обману – он уже строил планы, как разделаться со своими ненавистниками. Едва отведя петлю от своей шеи, майар уже мыслил себя приближенным государя. А поднявшись так высоко, как только он сможет, Саурон ввергнет эту страну в хаос.
Последним вышел секретарь.
Молчание на балконе некоторое время нарушал только шум воды в фонтане, щебетание ласточки за капителью колонны и далекий шепот моря.
- Ты всезнающ? – напряженным голосом спросил король.
- Нет, я лишь слуга того, кто всезнающ.
- Ты исцелил мою голову, даже не пошевельнувшись. Быть может, ты знаешь, как сделать меня бессмертным?
- Нет, но я знаю, кто даст тебе желаемое.
- Кто это? – Ар-Фаразон почти шептал. В горле у него пересохло, глаза странно защипало, но он продолжал в упор смотреть на Саурона – глаза в глаза – и это было его главной ошибкой.
Саурон умел убеждать, подавлять волю и навязывать свои решения. Всего несколько часов назад он был пленником, чья телесная жизнь висела на волоске. Сейчас же он был богом и господином, и он решал, что произойдет в следующий момент.
- Мой повелитель, в Мире, на Востоке, на Западе есть множество морей и земель, куда не долетал даже ветер Валар. Там лежат втуне несметные сокровища и ждут завоевания. Зря вы думаете, что положены аданам пределы стихиями, почитающими себя Властителями Мира, ибо сами они не ведают пределов мира. Если же достигнете вы края, то узрите, что за ним лежит Древняя Тьма, из которой был мир сотворен. Божественна Тьма, и лишь ее Властелин в силах дарить своим верным слугам новые миры и бессмертие.
Надежда на миг погасла в глазах Ар-Фаразона, и он устало спросил:
- Эру? Эру Илуватар? Мы знаем о нем…
- Властелин Тьмы – это тот, чье имя не произносится ныне, ибо Валары обманули вас, представив вместо него Эру, пустой призрак, сотворенный ими в безумии сердец, чтобы заставить людей служить себе. Ведь Эру говорит лишь то, что они хотят. Истинный повелитель еще возвысится и освободит вас от этого призрака….
- Кто же он, говори!!! – в нетерпении вскричал король.
- Имя же его, - спокойно закончил Саурон, - Мелькор, Владыка Сущего, Дарующий Свободу и он даст вам куда больше силы, чем Валар.
Ар-Фаразон молча опустил голову и надолго задумался. Наконец он тихо спросил:
- А знаешь ли ты, что жизнь твоя сейчас висит на волоске, ведь если ты лжешь…
- Мой повелитель, даже если бы моя жизнь не была сейчас в твоих руках, я с радостью сложил бы ее к твоим ногам, ибо вижу в тебе немалую мудрость – ты способен понять мои слова. Не буду просить меня отпускать - ведь те, кто ждут сейчас на террасе, ждут, когда бы убить меня. Сейчас лишь одно я желаю: служить тебе.
- Еще бы, - мрачно усмехнулся король, обретая вновь уверенность.
Сейчас в его душе столкнулись две мощные противоборствующие силы. Его королевская часть, древний голос наследия Элроса-полуэльфа говорил: повесить этого разбойника. Мало того, что он лжет, так еще и смуту сеет. Его другая часть, более низменная и людская, сжалась в страхе перед неотвратимой смертью, неотвратимой участью человека. Сейчас в его власти оказался пленник, крупно ему задолжавший за разоренные крепости в Средиземье и обладавший, судя по всему, немалой мудростью. Грех было не воспользоваться такой возможностью.
- Хорошо, - обронил король.
Одно это слово принесло облегчения Саурону больше, чем вся многословная беседа до сих пор.
- Ко мне! – крикнул Ар-Фаразон.
Секретарь, стража, а также весь двор быстро вернулись на свои места.
- Все обвинения с майара Саурона я снимаю! – объявил тем тяжелым, королевским, голосом, которому до сих пор никто не смел возражать.
- Майар Саурон будет моим советником отныне и до тех пор, пока его мудрость будет потребная Короне! Повелеваю объявить этот указ в Нуменоре, и пусть никто не смеет причинить вред королевскому советнику под страхом смертной казни!
При последних словах короля Саурон повернулся к людям – лицо его было бесстрастно – и смиренно поклонился им.
Ненавидящие, горящие бессильной злобой глаза тех, кто пострадал от Саурона в Средиземье, прямо-таки сверлили его, но майар их уже не боялся. Первую угрозу он преодолел – и почти сразу же забыл.
Радужные мечты Саурона становились реальностью под жаркими лучами утреннего нуменорского солнца – только его видел сейчас майар – только пылающее восходящее светило. Было около десяти часов утра...


@темы: РИ, ХИ, литконкурсы, мастерское

17:45 

Акаллабет

Я всегда очень вежлив, поэтому когда посылаю человека нах*й, то всегда перезваниваю и спрашиваю, как он добрался.
Есть такая литературная игра, в ходе которой в оригинальном тексте имена и названия заменяются на имена и названия из другого произведения, а текст потом слегка редактируется, чтобы все было гладко. Для играющего задача - отгадать оригинал. Юмор ситуации очевиден - знакомые имена в незнакомых условиях звучат оригинально, и так можно сделать несколько открытий.

В случае с нижеприведенным текстом всё ясно сразу. Оригинал - это "Мастер и Маргарита" Булгакова, а запутывающий фактор - это "Акаллабет" Толкиена. Признаться честно, я заигрался, и местами текст неузнаваем.
Что-то из этого - моя дрим-роль ).

В черном плаще с серебряным подбоем, четкой королевской поступью, ранним утром пятнадцатого числа месяца сулимэ в крытую колоннаду между двумя крыльями дворца вышел Ар-Фаразон Златоликий, двадцать третий король Нуменора.
Больше всего на свете король ненавидел странный и непонятный запах Благословенного Края, который привозили с собой эльфы, и все теперь предвещало плохой день, так как этот запах начал преследовать короля с рассвета и сейчас достиг своего апогея. От неземного аромата раскалывалась голова.
Боль перекатывалась в черепе, как морская волна – медленно, из стороны в сторону. От этих наплывов Ар-Фаразону становилось дурно. Да, это была та самая ужасная болезнь, от которой не было никакого спасения. Не смертельная, но неизлечимая. Но король не может пропустить день своего триумфа.
На мозаичном полу у фонтана уже было приготовлено кресло, и король, не глядя ни на кого, сел в него и протянул руку в сторону.
Он знал, что от входа до самого его сиденья выстроен почетный караул в парадных доспехах, а все пространство от оконных витражей до замерших в неподвижности стражников заполнено волнующейся публикой, почтительно замолкшей при появлении Владыки. Он знал все это, но боль, вольготно разлившаяся в его голове, не позволяла не то что оглянуться, но даже присмотреться: все ли славят своего господина.
Секретарь почтительно вложил в руку свиток пергамента. Король быстро проглядел написанное, вернул пергамент – содержание он знал и так, все изложенное было обычной дворцовой формальностью, и с трудом проговорил:
- Ведите его.
И сейчас же толпа расступилась – с площадки сада под колонны двое солдат … нет, не ввели, сопроводили до кресла короля пленника.
«Так вот он какой, Аннатар, Даритель», - с просыпающимся интересом подумал Ар-Фаразон.
Перед Златоликим стоял Саурон, поверженный владыка Нурна и Руна, майар, напавший на крепости нуменорцев в Средиземье. Он был одет в просторный черный бархатистый хитон, глубокого, муарового оттенка. Голова его была непокрыта, густые черные волосы схвачены мифриловым ободком с драгоценными камнями, а руки стянуты впереди символической шелковой лентой. К удивлению Ар-Фаразона, Саурон чертами лица был подобен эльфу – они были прекрасны и безукоризненны. На злобное чудовище, уничтожившее несколько нуменорских фортов, он не походил. Приведенный с тревожным любопытством глядел на короля.
Конечно, все дальнейшее только должно было походить на судейство – этого требовал церемониал, но что поделаешь – традиция, традиция.
Король помолчал, потом спросил на адунаике:
- Так это ты подбивал дикарские народы Средиземья разрушить наши крепости?
Ар-Фаразон при этом сидел как каменный, и только губы его шевелились при произнесении слов, боясь качнуть пылающей адской болью головой.
Саурон несколько подался вперед и начал говорить:
- Мой повелитель! Поверь мне…
Голос пленного майара журчал, как лесной ручей, его звучание облегчало нестерпимую боль. Его хотелось слушать, как хочется уставшему путнику припасть к холодному ключу в знойный полдень. Однако Ар-Фаразон развеял этот морок, ибо был готов ко встрече с врагом.
- Повелитель? – он вопросительно поднял бровь. – Не рановато ли? Даже живущие в Нуменоре князья Андуниэ не считают меня своим повелителем. А всевластный владыка Нурна называет меня повелителем, едва мои армии высаживаются на средиземских берегах…. Это не спасет тебя от расправы, разбойник! Это ты собирался разрушить все наши крепости в Средиземье и призывал к этому окрестные племена?
- Мой повелитель! Я никогда в жизни не собирался воевать против величайшего короля, равного Валар! Я никогда не решился бы на это глупое и бессмысленное действо!
Гнев и отвращение отразились на лицах тех из присутствовавших, кто оборонял крепости в Средиземье от орд Саурона, но никто из них не решился вмешаться.
Лишь Саурон заметил, как дернулась щека всемогущего короля при упоминании о Валар, и в голове его созрел план действий. Воистину, никогда, ни до, ни после сей майар не создавал более безжалостного и хитрого замысла, и даже сам он внутренне содрогнулся, на секунду представив, что же ожидает род дунаданов в конце. Но вместе с тем он укрепился сердцем, ибо до сих пор Саурон не представлял, чем можно сломить мощь Нуменора; сейчас же его пытливый и изворотливый ум заметил крохотную, еле заметную трещинку в непобедимой твердыне.
И Саурон собрался с духом, готовясь к еще большей лжи, нежели произносил он ранее. Необходимо было не просто отвести от себя карающую десницу Ар-Фаразона, но и направить гнев короля на своих обидчиков.
- Лжец! И к тому же безыскусный лжец! – в ярости рявкнул король. – Здесь стоят владетели и наместники, кто защищал мои города и порты от твоих полчищ! Перестань отвергать очевидное, разбойник! – и добавил уже монотонно и скучно, - того, что уже есть за тобой, хватит на десять казней, не отягчай же свою совесть!
Дрогнул на мгновение Саурон, ибо хоть и был он бессмертным майаром, так же боялся он телесного развоплощения, как и любой из людей. Но отступать было поздно, и он начал плести сети обмана и предательства.
Саурон покачал головой, как терпеливый учитель, выговаривающий бестолковому ученику и с укором, мягко и тихо произнес:
- Все, все перепутали, мой повелитель. Я опасаюсь, что путаница эта будет продолжаться долгое время. И все из-за того, что меня неверно поняли, все, все перепутали.
Скалясь в недоброй усмешке, король поглядел на пленника, затем на солнце, и вдруг в какой-то муке подумал о том, что проще всего было бы изгнать этого могущественного преступника, произнеся всего два слова: «Повесить его». Изгнать и его, и конвой, уйти внутрь дворца, затемнить комнату, упасть на постель, забыться с мешочком льда на лбу… и мысль о смерти вдруг соблазнительно мелькнула в больной голове Морского Владыки.
Он смотрел мутными глазами на Саурона и некоторое время мучительно вспоминал, зачем на безжалостном утреннем солнцепеке стоит перед ним этот майар и долго ли ему придется выдерживать этот нелепый спектакль.
- Так что ты скажешь, разбойник? – почти прохрипел Ар-Фаразон.
- Мой повелитель, удастся ли мне объяснить, что всему виной чудовищная ошибка, корни которой найти сейчас труднее, чем когда бы то ни было. Ибо война многое скрыла. По неведомой мне причине средиземские эльфы столкнулись с дикими людскими племенами – видимо, им всем стало тесно жить вместе. И, по совести говоря, я не могу их за это осуждать – беднягам так плохо живется.… И вот закономерный результат: те, кто нагло называет себя Перворожденными, поняли, что силой им войну не выиграть, и они умело направили праведный гнев дикарей на нуменорцев, свалив всю вину за них! И что же я должен был предпринять, узрев этот хаос у своего порога? Конечно, со своими малочисленными, но преданными слугами я постарался вмешаться. Я увещевал, уговаривал даже тех, кто замахивался на меня мечом. Но мало кто меня слушал: и поделом. Непобедимые солдаты могущественного Ар-Фаразона легко отразили этот натиск. Было пролито много напрасной крови. Но каков результат?! Войска достославного Нуменора наступают на мои владения, а предатели-эльфы пожинают плоды своего злодейства. Конечно, я не стал даже пытаться сопротивляться и немедленно сдался твоим лучшим из бойцов! Меня доставили сюда как пленника, но я хотел бы уточнить, мой повелитель, я прибыл по своей воле и исключительно с целью расставить все на свои места. Я не нападал, но оборонял и оборонялся. Моей единственной целью был мир. Чем руководствовались разжегшие войну эльфы, я даже не представляю, но думаю, что после разрушения Белерианда им везде мерещатся враги. И вполне резонно, что своими врагами они считают всех аданов, особенно дунаданов, столь возвысившихся в последнее время и без их указки….
Секретарь перестал записывать и исподтишка бросил удивленный взгляд на Саурона, а затем на короля: он не знал, верить ему своим ушам или не верить. Еще он постарался себе представить, в какую именно причудливую форму выльется гнев вспыльчивого Ар-Фаразона при этой неслыханной лжи майара.
Тогда раздался надтреснутый, хрипловатый голос короля:
- Так ты утверждаешь, что не нападал, и не призывал нападать, или каким-либо иным способом нанести вред моим крепостям?
Знавшие короля люди побледнели: таким голосом Златоликий выносил смертные приговоры. Но, Саурону было нечего терять, и он продолжил:
- Я, мой повелитель, никого не призывал к подобным действиям, повторяю. Разве я похож на слабоумного?
- О, да, ты не похож на слабоумного, - тихо ответил король и улыбнулся какой-то страшной улыбкой, - чем ты можешь доказать правдивость своих слов?
- О, мой повелитель! Воистину не имею я мысли лгать тебе, ведь я майар. Правда открыта передо мной, для меня это доступная книга, которую я с легкостью читаю. Вот сейчас, например, правда для тебя в том, что у тебя болит голова, болит так сильно, что ты помышляешь о забытьи и даже о смерти. Тебе трудно говорить, не то чтобы судить меня. Я – невольный твой палач. И в меру своих скромных способностей я помогу тебе. Страдания кончатся, и боль твоя сейчас пройдет.
Секретарь от удивления выронил свиток.
Ар-Фаразон поднял глаза на Саурона, и тут на лице его отразилось величайшее удивление. Он сжал голову руками.
Со стороны придворных раздался ропот. Люди, сражавшиеся с Сауроном не на жизнь, а на смерть, понять не могли, как этот преступник, схваченный едва ли не на поле битвы, плетет ложь настолько явную, что для ее опровержения просто не хватает слов. Однако по прежнему прервать государев суд никто не решался.
Ар-Фаразон молвил:
- Развяжите ему руки.
Один из конвойных солдат салютовал королю, подошел и снял ленту с Саурона.
- Воистину, это решение мудрого владыки! – сказал тот, с наслаждением потирая руки, хотя лента на них не то что не причинила ему вреда, но даже не была толком завязана.
- Беда твоя в том, о, Владыка, - уже более уверенно продолжал Саурон, - что ты слушаешь только нескольких своих советников, и они говорят тебе лишь то, что хотят тебе сообщить. Конечно, у тебя есть Семь Всевидящих Камней, но ведь ты не можешь смотреть за всем сразу, не так ли?! Да и сами Всевидящие Камни, кажется…, - здесь Саурон выразительно поднял бровь, - подарок Эльдаров?!
Последние слова он произнес как мог мягко и невинно.
Слова попали в цель. Теперь стал другим и взгляд Ар-Фаразона: теперь это был стальной пронзительный взор. Теперь это был разговор не пленника и его хозяина, это был разговор короля и советника.
- Что ты знаешь? – ледяным тоном начальника спросил король.
- Многое открывают Палантиры, - очень тихо произнес Саурон, - но и многое скрывают….
Ар-Фаразон помолчал совсем немного, видимо, обдумывая уже принятое решение, затем встал и приказал:
- Вывести всех! Конвою ждать за дверьми, - повернувшись к секретарю, добавил, - оставьте нас наедине.
Конвой поднял копья и вышел с балкона в сад. Присутствующие не торопясь, покинули помещение, при этом все они постоянно озирались, и ропот становился все громче.
Саурон запоминал их, запоминал тех, кто не поддался его обману – он уже строил планы, как разделаться со своими ненавистниками. Едва отведя петлю от своей шеи, майар уже мыслил себя приближенным государя. А поднявшись так высоко, как только он сможет, Саурон ввергнет эту страну в хаос.
Последним вышел секретарь.
Молчание на балконе некоторое время нарушал только шум воды в фонтане, щебетание ласточки за капителью колонны и далекий шепот моря.
- Ты всезнающ? – напряженным голосом спросил король.
- Нет, я лишь слуга того, кто всезнающ.
- Ты исцелил мою голову, даже не пошевельнувшись. Быть может, ты знаешь, как сделать меня бессмертным?
- Нет, но я знаю, кто даст тебе желаемое.
- Кто это? – Ар-Фаразон почти шептал. В горле у него пересохло, глаза странно защипало, но он продолжал в упор смотреть на Саурона – глаза в глаза – и это было его главной ошибкой.
Саурон умел убеждать, подавлять волю и навязывать свои решения. Всего несколько часов назад он был пленником, чья телесная жизнь висела на волоске. Сейчас же он был богом и господином, и он решал, что произойдет в следующий момент.
- Мой повелитель, в Мире, на Востоке, на Западе есть множество морей и земель, куда не долетал даже ветер Валар. Там лежат втуне несметные сокровища и ждут завоевания. Зря вы думаете, что положены аданам пределы стихиями, почитающими себя Властителями Мира, ибо сами они не ведают пределов мира. Если же достигнете вы края, то узрите, что за ним лежит Древняя Тьма, из которой был мир сотворен. Божественна Тьма, и лишь ее Властелин в силах дарить своим верным слугам новые миры и бессмертие.
Надежда на миг погасла в глазах Ар-Фаразона, и он устало спросил:
- Эру? Эру Илуватар? Мы знаем о нем…
- Властелин Тьмы – это тот, чье имя не произносится ныне, ибо Валары обманули вас, представив вместо него Эру, пустой призрак, сотворенный ими в безумии сердец, чтобы заставить людей служить себе. Ведь Эру говорит лишь то, что они хотят. Истинный повелитель еще возвысится и освободит вас от этого призрака….
- Кто же он, говори!!! – в нетерпении вскричал король.
- Имя же его, - спокойно закончил Саурон, - Мелькор, Владыка Сущего, Дарующий Свободу и он даст вам куда больше силы, чем Валар.
Ар-Фаразон молча опустил голову и надолго задумался. Наконец он тихо спросил:
- А знаешь ли ты, что жизнь твоя сейчас висит на волоске, ведь если ты лжешь…
- Мой повелитель, даже если бы моя жизнь не была сейчас в твоих руках, я с радостью сложил бы ее к твоим ногам, ибо вижу в тебе немалую мудрость – ты способен понять мои слова. Не буду просить меня отпускать - ведь те, кто ждут сейчас на террасе, ждут, когда бы убить меня. Сейчас лишь одно я желаю: служить тебе.
- Еще бы, - мрачно усмехнулся король, обретая вновь уверенность.
Сейчас в его душе столкнулись две мощные противоборствующие силы. Его королевская часть, древний голос наследия Элроса-полуэльфа говорил: повесить этого разбойника. Мало того, что он лжет, так еще и смуту сеет. Его другая часть, более низменная и людская, сжалась в страхе перед неотвратимой смертью, неотвратимой участью человека. Сейчас в его власти оказался пленник, крупно ему задолжавший за разоренные крепости в Средиземье и обладавший, судя по всему, немалой мудростью. Грех было не воспользоваться такой возможностью.
- Хорошо, - обронил король.
Одно это слово принесло облегчения Саурону больше, чем вся многословная беседа до сих пор.
- Ко мне! – крикнул Ар-Фаразон.
Секретарь, стража, а также весь двор быстро вернулись на свои места.
- Все обвинения с майара Саурона я снимаю! – объявил тем тяжелым, королевским, голосом, которому до сих пор никто не смел возражать.
- Майар Саурон будет моим советником отныне и до тех пор, пока его мудрость будет потребная Короне! Повелеваю объявить этот указ в Нуменоре, и пусть никто не смеет причинить вред королевскому советнику под страхом смертной казни!
При последних словах короля Саурон повернулся к людям – лицо его было бесстрастно – и смиренно поклонился им.
Ненавидящие, горящие бессильной злобой глаза тех, кто пострадал от Саурона в Средиземье, прямо-таки сверлили его, но майар их уже не боялся. Первую угрозу он преодолел – и почти сразу же забыл.
Радужные мечты Саурона становились реальностью под жаркими лучами утреннего нуменорского солнца – только его видел сейчас майар – только пылающее восходящее светило. Было около десяти часов утра...


@темы: РИ, ХИ, литконкурсы, мастерское

17:45 

Акаллабет

Я всегда очень вежлив, поэтому когда посылаю человека нах*й, то всегда перезваниваю и спрашиваю, как он добрался.
Есть такая литературная игра, в ходе которой в оригинальном тексте имена и названия заменяются на имена и названия из другого произведения, а текст потом слегка редактируется, чтобы все было гладко. Для играющего задача - отгадать оригинал. Юмор ситуации очевиден - знакомые имена в незнакомых условиях звучат оригинально, и так можно сделать несколько открытий.

В случае с нижеприведенным текстом всё ясно сразу. Оригинал - это "Мастер и Маргарита" Булгакова, а запутывающий фактор - это "Акаллабет" Толкиена. Признаться честно, я заигрался, и местами текст неузнаваем.
Что-то из этого - моя дрим-роль ).

В черном плаще с серебряным подбоем, четкой королевской поступью, ранним утром пятнадцатого числа месяца сулимэ в крытую колоннаду между двумя крыльями дворца вышел Ар-Фаразон Златоликий, двадцать третий король Нуменора.
Больше всего на свете король ненавидел странный и непонятный запах Благословенного Края, который привозили с собой эльфы, и все теперь предвещало плохой день, так как этот запах начал преследовать короля с рассвета и сейчас достиг своего апогея. От неземного аромата раскалывалась голова.
Боль перекатывалась в черепе, как морская волна – медленно, из стороны в сторону. От этих наплывов Ар-Фаразону становилось дурно. Да, это была та самая ужасная болезнь, от которой не было никакого спасения. Не смертельная, но неизлечимая. Но король не может пропустить день своего триумфа.
На мозаичном полу у фонтана уже было приготовлено кресло, и король, не глядя ни на кого, сел в него и протянул руку в сторону.
Он знал, что от входа до самого его сиденья выстроен почетный караул в парадных доспехах, а все пространство от оконных витражей до замерших в неподвижности стражников заполнено волнующейся публикой, почтительно замолкшей при появлении Владыки. Он знал все это, но боль, вольготно разлившаяся в его голове, не позволяла не то что оглянуться, но даже присмотреться: все ли славят своего господина.
Секретарь почтительно вложил в руку свиток пергамента. Король быстро проглядел написанное, вернул пергамент – содержание он знал и так, все изложенное было обычной дворцовой формальностью, и с трудом проговорил:
- Ведите его.
И сейчас же толпа расступилась – с площадки сада под колонны двое солдат … нет, не ввели, сопроводили до кресла короля пленника.
«Так вот он какой, Аннатар, Даритель», - с просыпающимся интересом подумал Ар-Фаразон.
Перед Златоликим стоял Саурон, поверженный владыка Нурна и Руна, майар, напавший на крепости нуменорцев в Средиземье. Он был одет в просторный черный бархатистый хитон, глубокого, муарового оттенка. Голова его была непокрыта, густые черные волосы схвачены мифриловым ободком с драгоценными камнями, а руки стянуты впереди символической шелковой лентой. К удивлению Ар-Фаразона, Саурон чертами лица был подобен эльфу – они были прекрасны и безукоризненны. На злобное чудовище, уничтожившее несколько нуменорских фортов, он не походил. Приведенный с тревожным любопытством глядел на короля.
Конечно, все дальнейшее только должно было походить на судейство – этого требовал церемониал, но что поделаешь – традиция, традиция.
Король помолчал, потом спросил на адунаике:
- Так это ты подбивал дикарские народы Средиземья разрушить наши крепости?
Ар-Фаразон при этом сидел как каменный, и только губы его шевелились при произнесении слов, боясь качнуть пылающей адской болью головой.
Саурон несколько подался вперед и начал говорить:
- Мой повелитель! Поверь мне…
Голос пленного майара журчал, как лесной ручей, его звучание облегчало нестерпимую боль. Его хотелось слушать, как хочется уставшему путнику припасть к холодному ключу в знойный полдень. Однако Ар-Фаразон развеял этот морок, ибо был готов ко встрече с врагом.
- Повелитель? – он вопросительно поднял бровь. – Не рановато ли? Даже живущие в Нуменоре князья Андуниэ не считают меня своим повелителем. А всевластный владыка Нурна называет меня повелителем, едва мои армии высаживаются на средиземских берегах…. Это не спасет тебя от расправы, разбойник! Это ты собирался разрушить все наши крепости в Средиземье и призывал к этому окрестные племена?
- Мой повелитель! Я никогда в жизни не собирался воевать против величайшего короля, равного Валар! Я никогда не решился бы на это глупое и бессмысленное действо!
Гнев и отвращение отразились на лицах тех из присутствовавших, кто оборонял крепости в Средиземье от орд Саурона, но никто из них не решился вмешаться.
Лишь Саурон заметил, как дернулась щека всемогущего короля при упоминании о Валар, и в голове его созрел план действий. Воистину, никогда, ни до, ни после сей майар не создавал более безжалостного и хитрого замысла, и даже сам он внутренне содрогнулся, на секунду представив, что же ожидает род дунаданов в конце. Но вместе с тем он укрепился сердцем, ибо до сих пор Саурон не представлял, чем можно сломить мощь Нуменора; сейчас же его пытливый и изворотливый ум заметил крохотную, еле заметную трещинку в непобедимой твердыне.
И Саурон собрался с духом, готовясь к еще большей лжи, нежели произносил он ранее. Необходимо было не просто отвести от себя карающую десницу Ар-Фаразона, но и направить гнев короля на своих обидчиков.
- Лжец! И к тому же безыскусный лжец! – в ярости рявкнул король. – Здесь стоят владетели и наместники, кто защищал мои города и порты от твоих полчищ! Перестань отвергать очевидное, разбойник! – и добавил уже монотонно и скучно, - того, что уже есть за тобой, хватит на десять казней, не отягчай же свою совесть!
Дрогнул на мгновение Саурон, ибо хоть и был он бессмертным майаром, так же боялся он телесного развоплощения, как и любой из людей. Но отступать было поздно, и он начал плести сети обмана и предательства.
Саурон покачал головой, как терпеливый учитель, выговаривающий бестолковому ученику и с укором, мягко и тихо произнес:
- Все, все перепутали, мой повелитель. Я опасаюсь, что путаница эта будет продолжаться долгое время. И все из-за того, что меня неверно поняли, все, все перепутали.
Скалясь в недоброй усмешке, король поглядел на пленника, затем на солнце, и вдруг в какой-то муке подумал о том, что проще всего было бы изгнать этого могущественного преступника, произнеся всего два слова: «Повесить его». Изгнать и его, и конвой, уйти внутрь дворца, затемнить комнату, упасть на постель, забыться с мешочком льда на лбу… и мысль о смерти вдруг соблазнительно мелькнула в больной голове Морского Владыки.
Он смотрел мутными глазами на Саурона и некоторое время мучительно вспоминал, зачем на безжалостном утреннем солнцепеке стоит перед ним этот майар и долго ли ему придется выдерживать этот нелепый спектакль.
- Так что ты скажешь, разбойник? – почти прохрипел Ар-Фаразон.
- Мой повелитель, удастся ли мне объяснить, что всему виной чудовищная ошибка, корни которой найти сейчас труднее, чем когда бы то ни было. Ибо война многое скрыла. По неведомой мне причине средиземские эльфы столкнулись с дикими людскими племенами – видимо, им всем стало тесно жить вместе. И, по совести говоря, я не могу их за это осуждать – беднягам так плохо живется.… И вот закономерный результат: те, кто нагло называет себя Перворожденными, поняли, что силой им войну не выиграть, и они умело направили праведный гнев дикарей на нуменорцев, свалив всю вину за них! И что же я должен был предпринять, узрев этот хаос у своего порога? Конечно, со своими малочисленными, но преданными слугами я постарался вмешаться. Я увещевал, уговаривал даже тех, кто замахивался на меня мечом. Но мало кто меня слушал: и поделом. Непобедимые солдаты могущественного Ар-Фаразона легко отразили этот натиск. Было пролито много напрасной крови. Но каков результат?! Войска достославного Нуменора наступают на мои владения, а предатели-эльфы пожинают плоды своего злодейства. Конечно, я не стал даже пытаться сопротивляться и немедленно сдался твоим лучшим из бойцов! Меня доставили сюда как пленника, но я хотел бы уточнить, мой повелитель, я прибыл по своей воле и исключительно с целью расставить все на свои места. Я не нападал, но оборонял и оборонялся. Моей единственной целью был мир. Чем руководствовались разжегшие войну эльфы, я даже не представляю, но думаю, что после разрушения Белерианда им везде мерещатся враги. И вполне резонно, что своими врагами они считают всех аданов, особенно дунаданов, столь возвысившихся в последнее время и без их указки….
Секретарь перестал записывать и исподтишка бросил удивленный взгляд на Саурона, а затем на короля: он не знал, верить ему своим ушам или не верить. Еще он постарался себе представить, в какую именно причудливую форму выльется гнев вспыльчивого Ар-Фаразона при этой неслыханной лжи майара.
Тогда раздался надтреснутый, хрипловатый голос короля:
- Так ты утверждаешь, что не нападал, и не призывал нападать, или каким-либо иным способом нанести вред моим крепостям?
Знавшие короля люди побледнели: таким голосом Златоликий выносил смертные приговоры. Но, Саурону было нечего терять, и он продолжил:
- Я, мой повелитель, никого не призывал к подобным действиям, повторяю. Разве я похож на слабоумного?
- О, да, ты не похож на слабоумного, - тихо ответил король и улыбнулся какой-то страшной улыбкой, - чем ты можешь доказать правдивость своих слов?
- О, мой повелитель! Воистину не имею я мысли лгать тебе, ведь я майар. Правда открыта передо мной, для меня это доступная книга, которую я с легкостью читаю. Вот сейчас, например, правда для тебя в том, что у тебя болит голова, болит так сильно, что ты помышляешь о забытьи и даже о смерти. Тебе трудно говорить, не то чтобы судить меня. Я – невольный твой палач. И в меру своих скромных способностей я помогу тебе. Страдания кончатся, и боль твоя сейчас пройдет.
Секретарь от удивления выронил свиток.
Ар-Фаразон поднял глаза на Саурона, и тут на лице его отразилось величайшее удивление. Он сжал голову руками.
Со стороны придворных раздался ропот. Люди, сражавшиеся с Сауроном не на жизнь, а на смерть, понять не могли, как этот преступник, схваченный едва ли не на поле битвы, плетет ложь настолько явную, что для ее опровержения просто не хватает слов. Однако по прежнему прервать государев суд никто не решался.
Ар-Фаразон молвил:
- Развяжите ему руки.
Один из конвойных солдат салютовал королю, подошел и снял ленту с Саурона.
- Воистину, это решение мудрого владыки! – сказал тот, с наслаждением потирая руки, хотя лента на них не то что не причинила ему вреда, но даже не была толком завязана.
- Беда твоя в том, о, Владыка, - уже более уверенно продолжал Саурон, - что ты слушаешь только нескольких своих советников, и они говорят тебе лишь то, что хотят тебе сообщить. Конечно, у тебя есть Семь Всевидящих Камней, но ведь ты не можешь смотреть за всем сразу, не так ли?! Да и сами Всевидящие Камни, кажется…, - здесь Саурон выразительно поднял бровь, - подарок Эльдаров?!
Последние слова он произнес как мог мягко и невинно.
Слова попали в цель. Теперь стал другим и взгляд Ар-Фаразона: теперь это был стальной пронзительный взор. Теперь это был разговор не пленника и его хозяина, это был разговор короля и советника.
- Что ты знаешь? – ледяным тоном начальника спросил король.
- Многое открывают Палантиры, - очень тихо произнес Саурон, - но и многое скрывают….
Ар-Фаразон помолчал совсем немного, видимо, обдумывая уже принятое решение, затем встал и приказал:
- Вывести всех! Конвою ждать за дверьми, - повернувшись к секретарю, добавил, - оставьте нас наедине.
Конвой поднял копья и вышел с балкона в сад. Присутствующие не торопясь, покинули помещение, при этом все они постоянно озирались, и ропот становился все громче.
Саурон запоминал их, запоминал тех, кто не поддался его обману – он уже строил планы, как разделаться со своими ненавистниками. Едва отведя петлю от своей шеи, майар уже мыслил себя приближенным государя. А поднявшись так высоко, как только он сможет, Саурон ввергнет эту страну в хаос.
Последним вышел секретарь.
Молчание на балконе некоторое время нарушал только шум воды в фонтане, щебетание ласточки за капителью колонны и далекий шепот моря.
- Ты всезнающ? – напряженным голосом спросил король.
- Нет, я лишь слуга того, кто всезнающ.
- Ты исцелил мою голову, даже не пошевельнувшись. Быть может, ты знаешь, как сделать меня бессмертным?
- Нет, но я знаю, кто даст тебе желаемое.
- Кто это? – Ар-Фаразон почти шептал. В горле у него пересохло, глаза странно защипало, но он продолжал в упор смотреть на Саурона – глаза в глаза – и это было его главной ошибкой.
Саурон умел убеждать, подавлять волю и навязывать свои решения. Всего несколько часов назад он был пленником, чья телесная жизнь висела на волоске. Сейчас же он был богом и господином, и он решал, что произойдет в следующий момент.
- Мой повелитель, в Мире, на Востоке, на Западе есть множество морей и земель, куда не долетал даже ветер Валар. Там лежат втуне несметные сокровища и ждут завоевания. Зря вы думаете, что положены аданам пределы стихиями, почитающими себя Властителями Мира, ибо сами они не ведают пределов мира. Если же достигнете вы края, то узрите, что за ним лежит Древняя Тьма, из которой был мир сотворен. Божественна Тьма, и лишь ее Властелин в силах дарить своим верным слугам новые миры и бессмертие.
Надежда на миг погасла в глазах Ар-Фаразона, и он устало спросил:
- Эру? Эру Илуватар? Мы знаем о нем…
- Властелин Тьмы – это тот, чье имя не произносится ныне, ибо Валары обманули вас, представив вместо него Эру, пустой призрак, сотворенный ими в безумии сердец, чтобы заставить людей служить себе. Ведь Эру говорит лишь то, что они хотят. Истинный повелитель еще возвысится и освободит вас от этого призрака….
- Кто же он, говори!!! – в нетерпении вскричал король.
- Имя же его, - спокойно закончил Саурон, - Мелькор, Владыка Сущего, Дарующий Свободу и он даст вам куда больше силы, чем Валар.
Ар-Фаразон молча опустил голову и надолго задумался. Наконец он тихо спросил:
- А знаешь ли ты, что жизнь твоя сейчас висит на волоске, ведь если ты лжешь…
- Мой повелитель, даже если бы моя жизнь не была сейчас в твоих руках, я с радостью сложил бы ее к твоим ногам, ибо вижу в тебе немалую мудрость – ты способен понять мои слова. Не буду просить меня отпускать - ведь те, кто ждут сейчас на террасе, ждут, когда бы убить меня. Сейчас лишь одно я желаю: служить тебе.
- Еще бы, - мрачно усмехнулся король, обретая вновь уверенность.
Сейчас в его душе столкнулись две мощные противоборствующие силы. Его королевская часть, древний голос наследия Элроса-полуэльфа говорил: повесить этого разбойника. Мало того, что он лжет, так еще и смуту сеет. Его другая часть, более низменная и людская, сжалась в страхе перед неотвратимой смертью, неотвратимой участью человека. Сейчас в его власти оказался пленник, крупно ему задолжавший за разоренные крепости в Средиземье и обладавший, судя по всему, немалой мудростью. Грех было не воспользоваться такой возможностью.
- Хорошо, - обронил король.
Одно это слово принесло облегчения Саурону больше, чем вся многословная беседа до сих пор.
- Ко мне! – крикнул Ар-Фаразон.
Секретарь, стража, а также весь двор быстро вернулись на свои места.
- Все обвинения с майара Саурона я снимаю! – объявил тем тяжелым, королевским, голосом, которому до сих пор никто не смел возражать.
- Майар Саурон будет моим советником отныне и до тех пор, пока его мудрость будет потребная Короне! Повелеваю объявить этот указ в Нуменоре, и пусть никто не смеет причинить вред королевскому советнику под страхом смертной казни!
При последних словах короля Саурон повернулся к людям – лицо его было бесстрастно – и смиренно поклонился им.
Ненавидящие, горящие бессильной злобой глаза тех, кто пострадал от Саурона в Средиземье, прямо-таки сверлили его, но майар их уже не боялся. Первую угрозу он преодолел – и почти сразу же забыл.
Радужные мечты Саурона становились реальностью под жаркими лучами утреннего нуменорского солнца – только его видел сейчас майар – только пылающее восходящее светило. Было около десяти часов утра...


@темы: РИ, ХИ, литконкурсы, мастерское

17:45 

Акаллабет

Я всегда очень вежлив, поэтому когда посылаю человека нах*й, то всегда перезваниваю и спрашиваю, как он добрался.
Есть такая литературная игра, в ходе которой в оригинальном тексте имена и названия заменяются на имена и названия из другого произведения, а текст потом слегка редактируется, чтобы все было гладко. Для играющего задача - отгадать оригинал. Юмор ситуации очевиден - знакомые имена в незнакомых условиях звучат оригинально, и так можно сделать несколько открытий.

В случае с нижеприведенным текстом всё ясно сразу. Оригинал - это "Мастер и Маргарита" Булгакова, а запутывающий фактор - это "Акаллабет" Толкиена. Признаться честно, я заигрался, и местами текст неузнаваем.
Что-то из этого - моя дрим-роль ).

В черном плаще с серебряным подбоем, четкой королевской поступью, ранним утром пятнадцатого числа месяца сулимэ в крытую колоннаду между двумя крыльями дворца вышел Ар-Фаразон Златоликий, двадцать третий король Нуменора.
Больше всего на свете король ненавидел странный и непонятный запах Благословенного Края, который привозили с собой эльфы, и все теперь предвещало плохой день, так как этот запах начал преследовать короля с рассвета и сейчас достиг своего апогея. От неземного аромата раскалывалась голова.
Боль перекатывалась в черепе, как морская волна – медленно, из стороны в сторону. От этих наплывов Ар-Фаразону становилось дурно. Да, это была та самая ужасная болезнь, от которой не было никакого спасения. Не смертельная, но неизлечимая. Но король не может пропустить день своего триумфа.
На мозаичном полу у фонтана уже было приготовлено кресло, и король, не глядя ни на кого, сел в него и протянул руку в сторону.
Он знал, что от входа до самого его сиденья выстроен почетный караул в парадных доспехах, а все пространство от оконных витражей до замерших в неподвижности стражников заполнено волнующейся публикой, почтительно замолкшей при появлении Владыки. Он знал все это, но боль, вольготно разлившаяся в его голове, не позволяла не то что оглянуться, но даже присмотреться: все ли славят своего господина.
Секретарь почтительно вложил в руку свиток пергамента. Король быстро проглядел написанное, вернул пергамент – содержание он знал и так, все изложенное было обычной дворцовой формальностью, и с трудом проговорил:
- Ведите его.
И сейчас же толпа расступилась – с площадки сада под колонны двое солдат … нет, не ввели, сопроводили до кресла короля пленника.
«Так вот он какой, Аннатар, Даритель», - с просыпающимся интересом подумал Ар-Фаразон.
Перед Златоликим стоял Саурон, поверженный владыка Нурна и Руна, майар, напавший на крепости нуменорцев в Средиземье. Он был одет в просторный черный бархатистый хитон, глубокого, муарового оттенка. Голова его была непокрыта, густые черные волосы схвачены мифриловым ободком с драгоценными камнями, а руки стянуты впереди символической шелковой лентой. К удивлению Ар-Фаразона, Саурон чертами лица был подобен эльфу – они были прекрасны и безукоризненны. На злобное чудовище, уничтожившее несколько нуменорских фортов, он не походил. Приведенный с тревожным любопытством глядел на короля.
Конечно, все дальнейшее только должно было походить на судейство – этого требовал церемониал, но что поделаешь – традиция, традиция.
Король помолчал, потом спросил на адунаике:
- Так это ты подбивал дикарские народы Средиземья разрушить наши крепости?
Ар-Фаразон при этом сидел как каменный, и только губы его шевелились при произнесении слов, боясь качнуть пылающей адской болью головой.
Саурон несколько подался вперед и начал говорить:
- Мой повелитель! Поверь мне…
Голос пленного майара журчал, как лесной ручей, его звучание облегчало нестерпимую боль. Его хотелось слушать, как хочется уставшему путнику припасть к холодному ключу в знойный полдень. Однако Ар-Фаразон развеял этот морок, ибо был готов ко встрече с врагом.
- Повелитель? – он вопросительно поднял бровь. – Не рановато ли? Даже живущие в Нуменоре князья Андуниэ не считают меня своим повелителем. А всевластный владыка Нурна называет меня повелителем, едва мои армии высаживаются на средиземских берегах…. Это не спасет тебя от расправы, разбойник! Это ты собирался разрушить все наши крепости в Средиземье и призывал к этому окрестные племена?
- Мой повелитель! Я никогда в жизни не собирался воевать против величайшего короля, равного Валар! Я никогда не решился бы на это глупое и бессмысленное действо!
Гнев и отвращение отразились на лицах тех из присутствовавших, кто оборонял крепости в Средиземье от орд Саурона, но никто из них не решился вмешаться.
Лишь Саурон заметил, как дернулась щека всемогущего короля при упоминании о Валар, и в голове его созрел план действий. Воистину, никогда, ни до, ни после сей майар не создавал более безжалостного и хитрого замысла, и даже сам он внутренне содрогнулся, на секунду представив, что же ожидает род дунаданов в конце. Но вместе с тем он укрепился сердцем, ибо до сих пор Саурон не представлял, чем можно сломить мощь Нуменора; сейчас же его пытливый и изворотливый ум заметил крохотную, еле заметную трещинку в непобедимой твердыне.
И Саурон собрался с духом, готовясь к еще большей лжи, нежели произносил он ранее. Необходимо было не просто отвести от себя карающую десницу Ар-Фаразона, но и направить гнев короля на своих обидчиков.
- Лжец! И к тому же безыскусный лжец! – в ярости рявкнул король. – Здесь стоят владетели и наместники, кто защищал мои города и порты от твоих полчищ! Перестань отвергать очевидное, разбойник! – и добавил уже монотонно и скучно, - того, что уже есть за тобой, хватит на десять казней, не отягчай же свою совесть!
Дрогнул на мгновение Саурон, ибо хоть и был он бессмертным майаром, так же боялся он телесного развоплощения, как и любой из людей. Но отступать было поздно, и он начал плести сети обмана и предательства.
Саурон покачал головой, как терпеливый учитель, выговаривающий бестолковому ученику и с укором, мягко и тихо произнес:
- Все, все перепутали, мой повелитель. Я опасаюсь, что путаница эта будет продолжаться долгое время. И все из-за того, что меня неверно поняли, все, все перепутали.
Скалясь в недоброй усмешке, король поглядел на пленника, затем на солнце, и вдруг в какой-то муке подумал о том, что проще всего было бы изгнать этого могущественного преступника, произнеся всего два слова: «Повесить его». Изгнать и его, и конвой, уйти внутрь дворца, затемнить комнату, упасть на постель, забыться с мешочком льда на лбу… и мысль о смерти вдруг соблазнительно мелькнула в больной голове Морского Владыки.
Он смотрел мутными глазами на Саурона и некоторое время мучительно вспоминал, зачем на безжалостном утреннем солнцепеке стоит перед ним этот майар и долго ли ему придется выдерживать этот нелепый спектакль.
- Так что ты скажешь, разбойник? – почти прохрипел Ар-Фаразон.
- Мой повелитель, удастся ли мне объяснить, что всему виной чудовищная ошибка, корни которой найти сейчас труднее, чем когда бы то ни было. Ибо война многое скрыла. По неведомой мне причине средиземские эльфы столкнулись с дикими людскими племенами – видимо, им всем стало тесно жить вместе. И, по совести говоря, я не могу их за это осуждать – беднягам так плохо живется.… И вот закономерный результат: те, кто нагло называет себя Перворожденными, поняли, что силой им войну не выиграть, и они умело направили праведный гнев дикарей на нуменорцев, свалив всю вину за них! И что же я должен был предпринять, узрев этот хаос у своего порога? Конечно, со своими малочисленными, но преданными слугами я постарался вмешаться. Я увещевал, уговаривал даже тех, кто замахивался на меня мечом. Но мало кто меня слушал: и поделом. Непобедимые солдаты могущественного Ар-Фаразона легко отразили этот натиск. Было пролито много напрасной крови. Но каков результат?! Войска достославного Нуменора наступают на мои владения, а предатели-эльфы пожинают плоды своего злодейства. Конечно, я не стал даже пытаться сопротивляться и немедленно сдался твоим лучшим из бойцов! Меня доставили сюда как пленника, но я хотел бы уточнить, мой повелитель, я прибыл по своей воле и исключительно с целью расставить все на свои места. Я не нападал, но оборонял и оборонялся. Моей единственной целью был мир. Чем руководствовались разжегшие войну эльфы, я даже не представляю, но думаю, что после разрушения Белерианда им везде мерещатся враги. И вполне резонно, что своими врагами они считают всех аданов, особенно дунаданов, столь возвысившихся в последнее время и без их указки….
Секретарь перестал записывать и исподтишка бросил удивленный взгляд на Саурона, а затем на короля: он не знал, верить ему своим ушам или не верить. Еще он постарался себе представить, в какую именно причудливую форму выльется гнев вспыльчивого Ар-Фаразона при этой неслыханной лжи майара.
Тогда раздался надтреснутый, хрипловатый голос короля:
- Так ты утверждаешь, что не нападал, и не призывал нападать, или каким-либо иным способом нанести вред моим крепостям?
Знавшие короля люди побледнели: таким голосом Златоликий выносил смертные приговоры. Но, Саурону было нечего терять, и он продолжил:
- Я, мой повелитель, никого не призывал к подобным действиям, повторяю. Разве я похож на слабоумного?
- О, да, ты не похож на слабоумного, - тихо ответил король и улыбнулся какой-то страшной улыбкой, - чем ты можешь доказать правдивость своих слов?
- О, мой повелитель! Воистину не имею я мысли лгать тебе, ведь я майар. Правда открыта передо мной, для меня это доступная книга, которую я с легкостью читаю. Вот сейчас, например, правда для тебя в том, что у тебя болит голова, болит так сильно, что ты помышляешь о забытьи и даже о смерти. Тебе трудно говорить, не то чтобы судить меня. Я – невольный твой палач. И в меру своих скромных способностей я помогу тебе. Страдания кончатся, и боль твоя сейчас пройдет.
Секретарь от удивления выронил свиток.
Ар-Фаразон поднял глаза на Саурона, и тут на лице его отразилось величайшее удивление. Он сжал голову руками.
Со стороны придворных раздался ропот. Люди, сражавшиеся с Сауроном не на жизнь, а на смерть, понять не могли, как этот преступник, схваченный едва ли не на поле битвы, плетет ложь настолько явную, что для ее опровержения просто не хватает слов. Однако по прежнему прервать государев суд никто не решался.
Ар-Фаразон молвил:
- Развяжите ему руки.
Один из конвойных солдат салютовал королю, подошел и снял ленту с Саурона.
- Воистину, это решение мудрого владыки! – сказал тот, с наслаждением потирая руки, хотя лента на них не то что не причинила ему вреда, но даже не была толком завязана.
- Беда твоя в том, о, Владыка, - уже более уверенно продолжал Саурон, - что ты слушаешь только нескольких своих советников, и они говорят тебе лишь то, что хотят тебе сообщить. Конечно, у тебя есть Семь Всевидящих Камней, но ведь ты не можешь смотреть за всем сразу, не так ли?! Да и сами Всевидящие Камни, кажется…, - здесь Саурон выразительно поднял бровь, - подарок Эльдаров?!
Последние слова он произнес как мог мягко и невинно.
Слова попали в цель. Теперь стал другим и взгляд Ар-Фаразона: теперь это был стальной пронзительный взор. Теперь это был разговор не пленника и его хозяина, это был разговор короля и советника.
- Что ты знаешь? – ледяным тоном начальника спросил король.
- Многое открывают Палантиры, - очень тихо произнес Саурон, - но и многое скрывают….
Ар-Фаразон помолчал совсем немного, видимо, обдумывая уже принятое решение, затем встал и приказал:
- Вывести всех! Конвою ждать за дверьми, - повернувшись к секретарю, добавил, - оставьте нас наедине.
Конвой поднял копья и вышел с балкона в сад. Присутствующие не торопясь, покинули помещение, при этом все они постоянно озирались, и ропот становился все громче.
Саурон запоминал их, запоминал тех, кто не поддался его обману – он уже строил планы, как разделаться со своими ненавистниками. Едва отведя петлю от своей шеи, майар уже мыслил себя приближенным государя. А поднявшись так высоко, как только он сможет, Саурон ввергнет эту страну в хаос.
Последним вышел секретарь.
Молчание на балконе некоторое время нарушал только шум воды в фонтане, щебетание ласточки за капителью колонны и далекий шепот моря.
- Ты всезнающ? – напряженным голосом спросил король.
- Нет, я лишь слуга того, кто всезнающ.
- Ты исцелил мою голову, даже не пошевельнувшись. Быть может, ты знаешь, как сделать меня бессмертным?
- Нет, но я знаю, кто даст тебе желаемое.
- Кто это? – Ар-Фаразон почти шептал. В горле у него пересохло, глаза странно защипало, но он продолжал в упор смотреть на Саурона – глаза в глаза – и это было его главной ошибкой.
Саурон умел убеждать, подавлять волю и навязывать свои решения. Всего несколько часов назад он был пленником, чья телесная жизнь висела на волоске. Сейчас же он был богом и господином, и он решал, что произойдет в следующий момент.
- Мой повелитель, в Мире, на Востоке, на Западе есть множество морей и земель, куда не долетал даже ветер Валар. Там лежат втуне несметные сокровища и ждут завоевания. Зря вы думаете, что положены аданам пределы стихиями, почитающими себя Властителями Мира, ибо сами они не ведают пределов мира. Если же достигнете вы края, то узрите, что за ним лежит Древняя Тьма, из которой был мир сотворен. Божественна Тьма, и лишь ее Властелин в силах дарить своим верным слугам новые миры и бессмертие.
Надежда на миг погасла в глазах Ар-Фаразона, и он устало спросил:
- Эру? Эру Илуватар? Мы знаем о нем…
- Властелин Тьмы – это тот, чье имя не произносится ныне, ибо Валары обманули вас, представив вместо него Эру, пустой призрак, сотворенный ими в безумии сердец, чтобы заставить людей служить себе. Ведь Эру говорит лишь то, что они хотят. Истинный повелитель еще возвысится и освободит вас от этого призрака….
- Кто же он, говори!!! – в нетерпении вскричал король.
- Имя же его, - спокойно закончил Саурон, - Мелькор, Владыка Сущего, Дарующий Свободу и он даст вам куда больше силы, чем Валар.
Ар-Фаразон молча опустил голову и надолго задумался. Наконец он тихо спросил:
- А знаешь ли ты, что жизнь твоя сейчас висит на волоске, ведь если ты лжешь…
- Мой повелитель, даже если бы моя жизнь не была сейчас в твоих руках, я с радостью сложил бы ее к твоим ногам, ибо вижу в тебе немалую мудрость – ты способен понять мои слова. Не буду просить меня отпускать - ведь те, кто ждут сейчас на террасе, ждут, когда бы убить меня. Сейчас лишь одно я желаю: служить тебе.
- Еще бы, - мрачно усмехнулся король, обретая вновь уверенность.
Сейчас в его душе столкнулись две мощные противоборствующие силы. Его королевская часть, древний голос наследия Элроса-полуэльфа говорил: повесить этого разбойника. Мало того, что он лжет, так еще и смуту сеет. Его другая часть, более низменная и людская, сжалась в страхе перед неотвратимой смертью, неотвратимой участью человека. Сейчас в его власти оказался пленник, крупно ему задолжавший за разоренные крепости в Средиземье и обладавший, судя по всему, немалой мудростью. Грех было не воспользоваться такой возможностью.
- Хорошо, - обронил король.
Одно это слово принесло облегчения Саурону больше, чем вся многословная беседа до сих пор.
- Ко мне! – крикнул Ар-Фаразон.
Секретарь, стража, а также весь двор быстро вернулись на свои места.
- Все обвинения с майара Саурона я снимаю! – объявил тем тяжелым, королевским, голосом, которому до сих пор никто не смел возражать.
- Майар Саурон будет моим советником отныне и до тех пор, пока его мудрость будет потребная Короне! Повелеваю объявить этот указ в Нуменоре, и пусть никто не смеет причинить вред королевскому советнику под страхом смертной казни!
При последних словах короля Саурон повернулся к людям – лицо его было бесстрастно – и смиренно поклонился им.
Ненавидящие, горящие бессильной злобой глаза тех, кто пострадал от Саурона в Средиземье, прямо-таки сверлили его, но майар их уже не боялся. Первую угрозу он преодолел – и почти сразу же забыл.
Радужные мечты Саурона становились реальностью под жаркими лучами утреннего нуменорского солнца – только его видел сейчас майар – только пылающее восходящее светило. Было около десяти часов утра...


@темы: РИ, мастерское, литконкурсы, ХИ

17:45 

Акаллабет

Я всегда очень вежлив, поэтому когда посылаю человека нах*й, то всегда перезваниваю и спрашиваю, как он добрался.
Есть такая литературная игра, в ходе которой в оригинальном тексте имена и названия заменяются на имена и названия из другого произведения, а текст потом слегка редактируется, чтобы все было гладко. Для играющего задача - отгадать оригинал. Юмор ситуации очевиден - знакомые имена в незнакомых условиях звучат оригинально, и так можно сделать несколько открытий.

В случае с нижеприведенным текстом всё ясно сразу. Оригинал - это "Мастер и Маргарита" Булгакова, а запутывающий фактор - это "Акаллабет" Толкиена. Признаться честно, я заигрался, и местами текст неузнаваем.
Что-то из этого - моя дрим-роль ).

В черном плаще с серебряным подбоем, четкой королевской поступью, ранним утром пятнадцатого числа месяца сулимэ в крытую колоннаду между двумя крыльями дворца вышел Ар-Фаразон Златоликий, двадцать третий король Нуменора.
Больше всего на свете король ненавидел странный и непонятный запах Благословенного Края, который привозили с собой эльфы, и все теперь предвещало плохой день, так как этот запах начал преследовать короля с рассвета и сейчас достиг своего апогея. От неземного аромата раскалывалась голова.
Боль перекатывалась в черепе, как морская волна – медленно, из стороны в сторону. От этих наплывов Ар-Фаразону становилось дурно. Да, это была та самая ужасная болезнь, от которой не было никакого спасения. Не смертельная, но неизлечимая. Но король не может пропустить день своего триумфа.
На мозаичном полу у фонтана уже было приготовлено кресло, и король, не глядя ни на кого, сел в него и протянул руку в сторону.
Он знал, что от входа до самого его сиденья выстроен почетный караул в парадных доспехах, а все пространство от оконных витражей до замерших в неподвижности стражников заполнено волнующейся публикой, почтительно замолкшей при появлении Владыки. Он знал все это, но боль, вольготно разлившаяся в его голове, не позволяла не то что оглянуться, но даже присмотреться: все ли славят своего господина.
Секретарь почтительно вложил в руку свиток пергамента. Король быстро проглядел написанное, вернул пергамент – содержание он знал и так, все изложенное было обычной дворцовой формальностью, и с трудом проговорил:
- Ведите его.
И сейчас же толпа расступилась – с площадки сада под колонны двое солдат … нет, не ввели, сопроводили до кресла короля пленника.
«Так вот он какой, Аннатар, Даритель», - с просыпающимся интересом подумал Ар-Фаразон.
Перед Златоликим стоял Саурон, поверженный владыка Нурна и Руна, майар, напавший на крепости нуменорцев в Средиземье. Он был одет в просторный черный бархатистый хитон, глубокого, муарового оттенка. Голова его была непокрыта, густые черные волосы схвачены мифриловым ободком с драгоценными камнями, а руки стянуты впереди символической шелковой лентой. К удивлению Ар-Фаразона, Саурон чертами лица был подобен эльфу – они были прекрасны и безукоризненны. На злобное чудовище, уничтожившее несколько нуменорских фортов, он не походил. Приведенный с тревожным любопытством глядел на короля.
Конечно, все дальнейшее только должно было походить на судейство – этого требовал церемониал, но что поделаешь – традиция, традиция.
Король помолчал, потом спросил на адунаике:
- Так это ты подбивал дикарские народы Средиземья разрушить наши крепости?
Ар-Фаразон при этом сидел как каменный, и только губы его шевелились при произнесении слов, боясь качнуть пылающей адской болью головой.
Саурон несколько подался вперед и начал говорить:
- Мой повелитель! Поверь мне…
Голос пленного майара журчал, как лесной ручей, его звучание облегчало нестерпимую боль. Его хотелось слушать, как хочется уставшему путнику припасть к холодному ключу в знойный полдень. Однако Ар-Фаразон развеял этот морок, ибо был готов ко встрече с врагом.
- Повелитель? – он вопросительно поднял бровь. – Не рановато ли? Даже живущие в Нуменоре князья Андуниэ не считают меня своим повелителем. А всевластный владыка Нурна называет меня повелителем, едва мои армии высаживаются на средиземских берегах…. Это не спасет тебя от расправы, разбойник! Это ты собирался разрушить все наши крепости в Средиземье и призывал к этому окрестные племена?
- Мой повелитель! Я никогда в жизни не собирался воевать против величайшего короля, равного Валар! Я никогда не решился бы на это глупое и бессмысленное действо!
Гнев и отвращение отразились на лицах тех из присутствовавших, кто оборонял крепости в Средиземье от орд Саурона, но никто из них не решился вмешаться.
Лишь Саурон заметил, как дернулась щека всемогущего короля при упоминании о Валар, и в голове его созрел план действий. Воистину, никогда, ни до, ни после сей майар не создавал более безжалостного и хитрого замысла, и даже сам он внутренне содрогнулся, на секунду представив, что же ожидает род дунаданов в конце. Но вместе с тем он укрепился сердцем, ибо до сих пор Саурон не представлял, чем можно сломить мощь Нуменора; сейчас же его пытливый и изворотливый ум заметил крохотную, еле заметную трещинку в непобедимой твердыне.
И Саурон собрался с духом, готовясь к еще большей лжи, нежели произносил он ранее. Необходимо было не просто отвести от себя карающую десницу Ар-Фаразона, но и направить гнев короля на своих обидчиков.
- Лжец! И к тому же безыскусный лжец! – в ярости рявкнул король. – Здесь стоят владетели и наместники, кто защищал мои города и порты от твоих полчищ! Перестань отвергать очевидное, разбойник! – и добавил уже монотонно и скучно, - того, что уже есть за тобой, хватит на десять казней, не отягчай же свою совесть!
Дрогнул на мгновение Саурон, ибо хоть и был он бессмертным майаром, так же боялся он телесного развоплощения, как и любой из людей. Но отступать было поздно, и он начал плести сети обмана и предательства.
Саурон покачал головой, как терпеливый учитель, выговаривающий бестолковому ученику и с укором, мягко и тихо произнес:
- Все, все перепутали, мой повелитель. Я опасаюсь, что путаница эта будет продолжаться долгое время. И все из-за того, что меня неверно поняли, все, все перепутали.
Скалясь в недоброй усмешке, король поглядел на пленника, затем на солнце, и вдруг в какой-то муке подумал о том, что проще всего было бы изгнать этого могущественного преступника, произнеся всего два слова: «Повесить его». Изгнать и его, и конвой, уйти внутрь дворца, затемнить комнату, упасть на постель, забыться с мешочком льда на лбу… и мысль о смерти вдруг соблазнительно мелькнула в больной голове Морского Владыки.
Он смотрел мутными глазами на Саурона и некоторое время мучительно вспоминал, зачем на безжалостном утреннем солнцепеке стоит перед ним этот майар и долго ли ему придется выдерживать этот нелепый спектакль.
- Так что ты скажешь, разбойник? – почти прохрипел Ар-Фаразон.
- Мой повелитель, удастся ли мне объяснить, что всему виной чудовищная ошибка, корни которой найти сейчас труднее, чем когда бы то ни было. Ибо война многое скрыла. По неведомой мне причине средиземские эльфы столкнулись с дикими людскими племенами – видимо, им всем стало тесно жить вместе. И, по совести говоря, я не могу их за это осуждать – беднягам так плохо живется.… И вот закономерный результат: те, кто нагло называет себя Перворожденными, поняли, что силой им войну не выиграть, и они умело направили праведный гнев дикарей на нуменорцев, свалив всю вину за них! И что же я должен был предпринять, узрев этот хаос у своего порога? Конечно, со своими малочисленными, но преданными слугами я постарался вмешаться. Я увещевал, уговаривал даже тех, кто замахивался на меня мечом. Но мало кто меня слушал: и поделом. Непобедимые солдаты могущественного Ар-Фаразона легко отразили этот натиск. Было пролито много напрасной крови. Но каков результат?! Войска достославного Нуменора наступают на мои владения, а предатели-эльфы пожинают плоды своего злодейства. Конечно, я не стал даже пытаться сопротивляться и немедленно сдался твоим лучшим из бойцов! Меня доставили сюда как пленника, но я хотел бы уточнить, мой повелитель, я прибыл по своей воле и исключительно с целью расставить все на свои места. Я не нападал, но оборонял и оборонялся. Моей единственной целью был мир. Чем руководствовались разжегшие войну эльфы, я даже не представляю, но думаю, что после разрушения Белерианда им везде мерещатся враги. И вполне резонно, что своими врагами они считают всех аданов, особенно дунаданов, столь возвысившихся в последнее время и без их указки….
Секретарь перестал записывать и исподтишка бросил удивленный взгляд на Саурона, а затем на короля: он не знал, верить ему своим ушам или не верить. Еще он постарался себе представить, в какую именно причудливую форму выльется гнев вспыльчивого Ар-Фаразона при этой неслыханной лжи майара.
Тогда раздался надтреснутый, хрипловатый голос короля:
- Так ты утверждаешь, что не нападал, и не призывал нападать, или каким-либо иным способом нанести вред моим крепостям?
Знавшие короля люди побледнели: таким голосом Златоликий выносил смертные приговоры. Но, Саурону было нечего терять, и он продолжил:
- Я, мой повелитель, никого не призывал к подобным действиям, повторяю. Разве я похож на слабоумного?
- О, да, ты не похож на слабоумного, - тихо ответил король и улыбнулся какой-то страшной улыбкой, - чем ты можешь доказать правдивость своих слов?
- О, мой повелитель! Воистину не имею я мысли лгать тебе, ведь я майар. Правда открыта передо мной, для меня это доступная книга, которую я с легкостью читаю. Вот сейчас, например, правда для тебя в том, что у тебя болит голова, болит так сильно, что ты помышляешь о забытьи и даже о смерти. Тебе трудно говорить, не то чтобы судить меня. Я – невольный твой палач. И в меру своих скромных способностей я помогу тебе. Страдания кончатся, и боль твоя сейчас пройдет.
Секретарь от удивления выронил свиток.
Ар-Фаразон поднял глаза на Саурона, и тут на лице его отразилось величайшее удивление. Он сжал голову руками.
Со стороны придворных раздался ропот. Люди, сражавшиеся с Сауроном не на жизнь, а на смерть, понять не могли, как этот преступник, схваченный едва ли не на поле битвы, плетет ложь настолько явную, что для ее опровержения просто не хватает слов. Однако по прежнему прервать государев суд никто не решался.
Ар-Фаразон молвил:
- Развяжите ему руки.
Один из конвойных солдат салютовал королю, подошел и снял ленту с Саурона.
- Воистину, это решение мудрого владыки! – сказал тот, с наслаждением потирая руки, хотя лента на них не то что не причинила ему вреда, но даже не была толком завязана.
- Беда твоя в том, о, Владыка, - уже более уверенно продолжал Саурон, - что ты слушаешь только нескольких своих советников, и они говорят тебе лишь то, что хотят тебе сообщить. Конечно, у тебя есть Семь Всевидящих Камней, но ведь ты не можешь смотреть за всем сразу, не так ли?! Да и сами Всевидящие Камни, кажется…, - здесь Саурон выразительно поднял бровь, - подарок Эльдаров?!
Последние слова он произнес как мог мягко и невинно.
Слова попали в цель. Теперь стал другим и взгляд Ар-Фаразона: теперь это был стальной пронзительный взор. Теперь это был разговор не пленника и его хозяина, это был разговор короля и советника.
- Что ты знаешь? – ледяным тоном начальника спросил король.
- Многое открывают Палантиры, - очень тихо произнес Саурон, - но и многое скрывают….
Ар-Фаразон помолчал совсем немного, видимо, обдумывая уже принятое решение, затем встал и приказал:
- Вывести всех! Конвою ждать за дверьми, - повернувшись к секретарю, добавил, - оставьте нас наедине.
Конвой поднял копья и вышел с балкона в сад. Присутствующие не торопясь, покинули помещение, при этом все они постоянно озирались, и ропот становился все громче.
Саурон запоминал их, запоминал тех, кто не поддался его обману – он уже строил планы, как разделаться со своими ненавистниками. Едва отведя петлю от своей шеи, майар уже мыслил себя приближенным государя. А поднявшись так высоко, как только он сможет, Саурон ввергнет эту страну в хаос.
Последним вышел секретарь.
Молчание на балконе некоторое время нарушал только шум воды в фонтане, щебетание ласточки за капителью колонны и далекий шепот моря.
- Ты всезнающ? – напряженным голосом спросил король.
- Нет, я лишь слуга того, кто всезнающ.
- Ты исцелил мою голову, даже не пошевельнувшись. Быть может, ты знаешь, как сделать меня бессмертным?
- Нет, но я знаю, кто даст тебе желаемое.
- Кто это? – Ар-Фаразон почти шептал. В горле у него пересохло, глаза странно защипало, но он продолжал в упор смотреть на Саурона – глаза в глаза – и это было его главной ошибкой.
Саурон умел убеждать, подавлять волю и навязывать свои решения. Всего несколько часов назад он был пленником, чья телесная жизнь висела на волоске. Сейчас же он был богом и господином, и он решал, что произойдет в следующий момент.
- Мой повелитель, в Мире, на Востоке, на Западе есть множество морей и земель, куда не долетал даже ветер Валар. Там лежат втуне несметные сокровища и ждут завоевания. Зря вы думаете, что положены аданам пределы стихиями, почитающими себя Властителями Мира, ибо сами они не ведают пределов мира. Если же достигнете вы края, то узрите, что за ним лежит Древняя Тьма, из которой был мир сотворен. Божественна Тьма, и лишь ее Властелин в силах дарить своим верным слугам новые миры и бессмертие.
Надежда на миг погасла в глазах Ар-Фаразона, и он устало спросил:
- Эру? Эру Илуватар? Мы знаем о нем…
- Властелин Тьмы – это тот, чье имя не произносится ныне, ибо Валары обманули вас, представив вместо него Эру, пустой призрак, сотворенный ими в безумии сердец, чтобы заставить людей служить себе. Ведь Эру говорит лишь то, что они хотят. Истинный повелитель еще возвысится и освободит вас от этого призрака….
- Кто же он, говори!!! – в нетерпении вскричал король.
- Имя же его, - спокойно закончил Саурон, - Мелькор, Владыка Сущего, Дарующий Свободу и он даст вам куда больше силы, чем Валар.
Ар-Фаразон молча опустил голову и надолго задумался. Наконец он тихо спросил:
- А знаешь ли ты, что жизнь твоя сейчас висит на волоске, ведь если ты лжешь…
- Мой повелитель, даже если бы моя жизнь не была сейчас в твоих руках, я с радостью сложил бы ее к твоим ногам, ибо вижу в тебе немалую мудрость – ты способен понять мои слова. Не буду просить меня отпускать - ведь те, кто ждут сейчас на террасе, ждут, когда бы убить меня. Сейчас лишь одно я желаю: служить тебе.
- Еще бы, - мрачно усмехнулся король, обретая вновь уверенность.
Сейчас в его душе столкнулись две мощные противоборствующие силы. Его королевская часть, древний голос наследия Элроса-полуэльфа говорил: повесить этого разбойника. Мало того, что он лжет, так еще и смуту сеет. Его другая часть, более низменная и людская, сжалась в страхе перед неотвратимой смертью, неотвратимой участью человека. Сейчас в его власти оказался пленник, крупно ему задолжавший за разоренные крепости в Средиземье и обладавший, судя по всему, немалой мудростью. Грех было не воспользоваться такой возможностью.
- Хорошо, - обронил король.
Одно это слово принесло облегчения Саурону больше, чем вся многословная беседа до сих пор.
- Ко мне! – крикнул Ар-Фаразон.
Секретарь, стража, а также весь двор быстро вернулись на свои места.
- Все обвинения с майара Саурона я снимаю! – объявил тем тяжелым, королевским, голосом, которому до сих пор никто не смел возражать.
- Майар Саурон будет моим советником отныне и до тех пор, пока его мудрость будет потребная Короне! Повелеваю объявить этот указ в Нуменоре, и пусть никто не смеет причинить вред королевскому советнику под страхом смертной казни!
При последних словах короля Саурон повернулся к людям – лицо его было бесстрастно – и смиренно поклонился им.
Ненавидящие, горящие бессильной злобой глаза тех, кто пострадал от Саурона в Средиземье, прямо-таки сверлили его, но майар их уже не боялся. Первую угрозу он преодолел – и почти сразу же забыл.
Радужные мечты Саурона становились реальностью под жаркими лучами утреннего нуменорского солнца – только его видел сейчас майар – только пылающее восходящее светило. Было около десяти часов утра...


@темы: РИ, ХИ, литконкурсы, мастерское

17:45 

Акаллабет

Я всегда очень вежлив, поэтому когда посылаю человека нах*й, то всегда перезваниваю и спрашиваю, как он добрался.
Есть такая литературная игра, в ходе которой в оригинальном тексте имена и названия заменяются на имена и названия из другого произведения, а текст потом слегка редактируется, чтобы все было гладко. Для играющего задача - отгадать оригинал. Юмор ситуации очевиден - знакомые имена в незнакомых условиях звучат оригинально, и так можно сделать несколько открытий.

В случае с нижеприведенным текстом всё ясно сразу. Оригинал - это "Мастер и Маргарита" Булгакова, а запутывающий фактор - это "Акаллабет" Толкиена. Признаться честно, я заигрался, и местами текст неузнаваем.
Что-то из этого - моя дрим-роль ).

В черном плаще с серебряным подбоем, четкой королевской поступью, ранним утром пятнадцатого числа месяца сулимэ в крытую колоннаду между двумя крыльями дворца вышел Ар-Фаразон Златоликий, двадцать третий король Нуменора.
Больше всего на свете король ненавидел странный и непонятный запах Благословенного Края, который привозили с собой эльфы, и все теперь предвещало плохой день, так как этот запах начал преследовать короля с рассвета и сейчас достиг своего апогея. От неземного аромата раскалывалась голова.
Боль перекатывалась в черепе, как морская волна – медленно, из стороны в сторону. От этих наплывов Ар-Фаразону становилось дурно. Да, это была та самая ужасная болезнь, от которой не было никакого спасения. Не смертельная, но неизлечимая. Но король не может пропустить день своего триумфа.
На мозаичном полу у фонтана уже было приготовлено кресло, и король, не глядя ни на кого, сел в него и протянул руку в сторону.
Он знал, что от входа до самого его сиденья выстроен почетный караул в парадных доспехах, а все пространство от оконных витражей до замерших в неподвижности стражников заполнено волнующейся публикой, почтительно замолкшей при появлении Владыки. Он знал все это, но боль, вольготно разлившаяся в его голове, не позволяла не то что оглянуться, но даже присмотреться: все ли славят своего господина.
Секретарь почтительно вложил в руку свиток пергамента. Король быстро проглядел написанное, вернул пергамент – содержание он знал и так, все изложенное было обычной дворцовой формальностью, и с трудом проговорил:
- Ведите его.
И сейчас же толпа расступилась – с площадки сада под колонны двое солдат … нет, не ввели, сопроводили до кресла короля пленника.
«Так вот он какой, Аннатар, Даритель», - с просыпающимся интересом подумал Ар-Фаразон.
Перед Златоликим стоял Саурон, поверженный владыка Нурна и Руна, майар, напавший на крепости нуменорцев в Средиземье. Он был одет в просторный черный бархатистый хитон, глубокого, муарового оттенка. Голова его была непокрыта, густые черные волосы схвачены мифриловым ободком с драгоценными камнями, а руки стянуты впереди символической шелковой лентой. К удивлению Ар-Фаразона, Саурон чертами лица был подобен эльфу – они были прекрасны и безукоризненны. На злобное чудовище, уничтожившее несколько нуменорских фортов, он не походил. Приведенный с тревожным любопытством глядел на короля.
Конечно, все дальнейшее только должно было походить на судейство – этого требовал церемониал, но что поделаешь – традиция, традиция.
Король помолчал, потом спросил на адунаике:
- Так это ты подбивал дикарские народы Средиземья разрушить наши крепости?
Ар-Фаразон при этом сидел как каменный, и только губы его шевелились при произнесении слов, боясь качнуть пылающей адской болью головой.
Саурон несколько подался вперед и начал говорить:
- Мой повелитель! Поверь мне…
Голос пленного майара журчал, как лесной ручей, его звучание облегчало нестерпимую боль. Его хотелось слушать, как хочется уставшему путнику припасть к холодному ключу в знойный полдень. Однако Ар-Фаразон развеял этот морок, ибо был готов ко встрече с врагом.
- Повелитель? – он вопросительно поднял бровь. – Не рановато ли? Даже живущие в Нуменоре князья Андуниэ не считают меня своим повелителем. А всевластный владыка Нурна называет меня повелителем, едва мои армии высаживаются на средиземских берегах…. Это не спасет тебя от расправы, разбойник! Это ты собирался разрушить все наши крепости в Средиземье и призывал к этому окрестные племена?
- Мой повелитель! Я никогда в жизни не собирался воевать против величайшего короля, равного Валар! Я никогда не решился бы на это глупое и бессмысленное действо!
Гнев и отвращение отразились на лицах тех из присутствовавших, кто оборонял крепости в Средиземье от орд Саурона, но никто из них не решился вмешаться.
Лишь Саурон заметил, как дернулась щека всемогущего короля при упоминании о Валар, и в голове его созрел план действий. Воистину, никогда, ни до, ни после сей майар не создавал более безжалостного и хитрого замысла, и даже сам он внутренне содрогнулся, на секунду представив, что же ожидает род дунаданов в конце. Но вместе с тем он укрепился сердцем, ибо до сих пор Саурон не представлял, чем можно сломить мощь Нуменора; сейчас же его пытливый и изворотливый ум заметил крохотную, еле заметную трещинку в непобедимой твердыне.
И Саурон собрался с духом, готовясь к еще большей лжи, нежели произносил он ранее. Необходимо было не просто отвести от себя карающую десницу Ар-Фаразона, но и направить гнев короля на своих обидчиков.
- Лжец! И к тому же безыскусный лжец! – в ярости рявкнул король. – Здесь стоят владетели и наместники, кто защищал мои города и порты от твоих полчищ! Перестань отвергать очевидное, разбойник! – и добавил уже монотонно и скучно, - того, что уже есть за тобой, хватит на десять казней, не отягчай же свою совесть!
Дрогнул на мгновение Саурон, ибо хоть и был он бессмертным майаром, так же боялся он телесного развоплощения, как и любой из людей. Но отступать было поздно, и он начал плести сети обмана и предательства.
Саурон покачал головой, как терпеливый учитель, выговаривающий бестолковому ученику и с укором, мягко и тихо произнес:
- Все, все перепутали, мой повелитель. Я опасаюсь, что путаница эта будет продолжаться долгое время. И все из-за того, что меня неверно поняли, все, все перепутали.
Скалясь в недоброй усмешке, король поглядел на пленника, затем на солнце, и вдруг в какой-то муке подумал о том, что проще всего было бы изгнать этого могущественного преступника, произнеся всего два слова: «Повесить его». Изгнать и его, и конвой, уйти внутрь дворца, затемнить комнату, упасть на постель, забыться с мешочком льда на лбу… и мысль о смерти вдруг соблазнительно мелькнула в больной голове Морского Владыки.
Он смотрел мутными глазами на Саурона и некоторое время мучительно вспоминал, зачем на безжалостном утреннем солнцепеке стоит перед ним этот майар и долго ли ему придется выдерживать этот нелепый спектакль.
- Так что ты скажешь, разбойник? – почти прохрипел Ар-Фаразон.
- Мой повелитель, удастся ли мне объяснить, что всему виной чудовищная ошибка, корни которой найти сейчас труднее, чем когда бы то ни было. Ибо война многое скрыла. По неведомой мне причине средиземские эльфы столкнулись с дикими людскими племенами – видимо, им всем стало тесно жить вместе. И, по совести говоря, я не могу их за это осуждать – беднягам так плохо живется.… И вот закономерный результат: те, кто нагло называет себя Перворожденными, поняли, что силой им войну не выиграть, и они умело направили праведный гнев дикарей на нуменорцев, свалив всю вину за них! И что же я должен был предпринять, узрев этот хаос у своего порога? Конечно, со своими малочисленными, но преданными слугами я постарался вмешаться. Я увещевал, уговаривал даже тех, кто замахивался на меня мечом. Но мало кто меня слушал: и поделом. Непобедимые солдаты могущественного Ар-Фаразона легко отразили этот натиск. Было пролито много напрасной крови. Но каков результат?! Войска достославного Нуменора наступают на мои владения, а предатели-эльфы пожинают плоды своего злодейства. Конечно, я не стал даже пытаться сопротивляться и немедленно сдался твоим лучшим из бойцов! Меня доставили сюда как пленника, но я хотел бы уточнить, мой повелитель, я прибыл по своей воле и исключительно с целью расставить все на свои места. Я не нападал, но оборонял и оборонялся. Моей единственной целью был мир. Чем руководствовались разжегшие войну эльфы, я даже не представляю, но думаю, что после разрушения Белерианда им везде мерещатся враги. И вполне резонно, что своими врагами они считают всех аданов, особенно дунаданов, столь возвысившихся в последнее время и без их указки….
Секретарь перестал записывать и исподтишка бросил удивленный взгляд на Саурона, а затем на короля: он не знал, верить ему своим ушам или не верить. Еще он постарался себе представить, в какую именно причудливую форму выльется гнев вспыльчивого Ар-Фаразона при этой неслыханной лжи майара.
Тогда раздался надтреснутый, хрипловатый голос короля:
- Так ты утверждаешь, что не нападал, и не призывал нападать, или каким-либо иным способом нанести вред моим крепостям?
Знавшие короля люди побледнели: таким голосом Златоликий выносил смертные приговоры. Но, Саурону было нечего терять, и он продолжил:
- Я, мой повелитель, никого не призывал к подобным действиям, повторяю. Разве я похож на слабоумного?
- О, да, ты не похож на слабоумного, - тихо ответил король и улыбнулся какой-то страшной улыбкой, - чем ты можешь доказать правдивость своих слов?
- О, мой повелитель! Воистину не имею я мысли лгать тебе, ведь я майар. Правда открыта передо мной, для меня это доступная книга, которую я с легкостью читаю. Вот сейчас, например, правда для тебя в том, что у тебя болит голова, болит так сильно, что ты помышляешь о забытьи и даже о смерти. Тебе трудно говорить, не то чтобы судить меня. Я – невольный твой палач. И в меру своих скромных способностей я помогу тебе. Страдания кончатся, и боль твоя сейчас пройдет.
Секретарь от удивления выронил свиток.
Ар-Фаразон поднял глаза на Саурона, и тут на лице его отразилось величайшее удивление. Он сжал голову руками.
Со стороны придворных раздался ропот. Люди, сражавшиеся с Сауроном не на жизнь, а на смерть, понять не могли, как этот преступник, схваченный едва ли не на поле битвы, плетет ложь настолько явную, что для ее опровержения просто не хватает слов. Однако по прежнему прервать государев суд никто не решался.
Ар-Фаразон молвил:
- Развяжите ему руки.
Один из конвойных солдат салютовал королю, подошел и снял ленту с Саурона.
- Воистину, это решение мудрого владыки! – сказал тот, с наслаждением потирая руки, хотя лента на них не то что не причинила ему вреда, но даже не была толком завязана.
- Беда твоя в том, о, Владыка, - уже более уверенно продолжал Саурон, - что ты слушаешь только нескольких своих советников, и они говорят тебе лишь то, что хотят тебе сообщить. Конечно, у тебя есть Семь Всевидящих Камней, но ведь ты не можешь смотреть за всем сразу, не так ли?! Да и сами Всевидящие Камни, кажется…, - здесь Саурон выразительно поднял бровь, - подарок Эльдаров?!
Последние слова он произнес как мог мягко и невинно.
Слова попали в цель. Теперь стал другим и взгляд Ар-Фаразона: теперь это был стальной пронзительный взор. Теперь это был разговор не пленника и его хозяина, это был разговор короля и советника.
- Что ты знаешь? – ледяным тоном начальника спросил король.
- Многое открывают Палантиры, - очень тихо произнес Саурон, - но и многое скрывают….
Ар-Фаразон помолчал совсем немного, видимо, обдумывая уже принятое решение, затем встал и приказал:
- Вывести всех! Конвою ждать за дверьми, - повернувшись к секретарю, добавил, - оставьте нас наедине.
Конвой поднял копья и вышел с балкона в сад. Присутствующие не торопясь, покинули помещение, при этом все они постоянно озирались, и ропот становился все громче.
Саурон запоминал их, запоминал тех, кто не поддался его обману – он уже строил планы, как разделаться со своими ненавистниками. Едва отведя петлю от своей шеи, майар уже мыслил себя приближенным государя. А поднявшись так высоко, как только он сможет, Саурон ввергнет эту страну в хаос.
Последним вышел секретарь.
Молчание на балконе некоторое время нарушал только шум воды в фонтане, щебетание ласточки за капителью колонны и далекий шепот моря.
- Ты всезнающ? – напряженным голосом спросил король.
- Нет, я лишь слуга того, кто всезнающ.
- Ты исцелил мою голову, даже не пошевельнувшись. Быть может, ты знаешь, как сделать меня бессмертным?
- Нет, но я знаю, кто даст тебе желаемое.
- Кто это? – Ар-Фаразон почти шептал. В горле у него пересохло, глаза странно защипало, но он продолжал в упор смотреть на Саурона – глаза в глаза – и это было его главной ошибкой.
Саурон умел убеждать, подавлять волю и навязывать свои решения. Всего несколько часов назад он был пленником, чья телесная жизнь висела на волоске. Сейчас же он был богом и господином, и он решал, что произойдет в следующий момент.
- Мой повелитель, в Мире, на Востоке, на Западе есть множество морей и земель, куда не долетал даже ветер Валар. Там лежат втуне несметные сокровища и ждут завоевания. Зря вы думаете, что положены аданам пределы стихиями, почитающими себя Властителями Мира, ибо сами они не ведают пределов мира. Если же достигнете вы края, то узрите, что за ним лежит Древняя Тьма, из которой был мир сотворен. Божественна Тьма, и лишь ее Властелин в силах дарить своим верным слугам новые миры и бессмертие.
Надежда на миг погасла в глазах Ар-Фаразона, и он устало спросил:
- Эру? Эру Илуватар? Мы знаем о нем…
- Властелин Тьмы – это тот, чье имя не произносится ныне, ибо Валары обманули вас, представив вместо него Эру, пустой призрак, сотворенный ими в безумии сердец, чтобы заставить людей служить себе. Ведь Эру говорит лишь то, что они хотят. Истинный повелитель еще возвысится и освободит вас от этого призрака….
- Кто же он, говори!!! – в нетерпении вскричал король.
- Имя же его, - спокойно закончил Саурон, - Мелькор, Владыка Сущего, Дарующий Свободу и он даст вам куда больше силы, чем Валар.
Ар-Фаразон молча опустил голову и надолго задумался. Наконец он тихо спросил:
- А знаешь ли ты, что жизнь твоя сейчас висит на волоске, ведь если ты лжешь…
- Мой повелитель, даже если бы моя жизнь не была сейчас в твоих руках, я с радостью сложил бы ее к твоим ногам, ибо вижу в тебе немалую мудрость – ты способен понять мои слова. Не буду просить меня отпускать - ведь те, кто ждут сейчас на террасе, ждут, когда бы убить меня. Сейчас лишь одно я желаю: служить тебе.
- Еще бы, - мрачно усмехнулся король, обретая вновь уверенность.
Сейчас в его душе столкнулись две мощные противоборствующие силы. Его королевская часть, древний голос наследия Элроса-полуэльфа говорил: повесить этого разбойника. Мало того, что он лжет, так еще и смуту сеет. Его другая часть, более низменная и людская, сжалась в страхе перед неотвратимой смертью, неотвратимой участью человека. Сейчас в его власти оказался пленник, крупно ему задолжавший за разоренные крепости в Средиземье и обладавший, судя по всему, немалой мудростью. Грех было не воспользоваться такой возможностью.
- Хорошо, - обронил король.
Одно это слово принесло облегчения Саурону больше, чем вся многословная беседа до сих пор.
- Ко мне! – крикнул Ар-Фаразон.
Секретарь, стража, а также весь двор быстро вернулись на свои места.
- Все обвинения с майара Саурона я снимаю! – объявил тем тяжелым, королевским, голосом, которому до сих пор никто не смел возражать.
- Майар Саурон будет моим советником отныне и до тех пор, пока его мудрость будет потребная Короне! Повелеваю объявить этот указ в Нуменоре, и пусть никто не смеет причинить вред королевскому советнику под страхом смертной казни!
При последних словах короля Саурон повернулся к людям – лицо его было бесстрастно – и смиренно поклонился им.
Ненавидящие, горящие бессильной злобой глаза тех, кто пострадал от Саурона в Средиземье, прямо-таки сверлили его, но майар их уже не боялся. Первую угрозу он преодолел – и почти сразу же забыл.
Радужные мечты Саурона становились реальностью под жаркими лучами утреннего нуменорского солнца – только его видел сейчас майар – только пылающее восходящее светило. Было около десяти часов утра...


@темы: РИ, ХИ, литконкурсы, мастерское

17:45 

Акаллабет

Я всегда очень вежлив, поэтому когда посылаю человека нах*й, то всегда перезваниваю и спрашиваю, как он добрался.
Есть такая литературная игра, в ходе которой в оригинальном тексте имена и названия заменяются на имена и названия из другого произведения, а текст потом слегка редактируется, чтобы все было гладко. Для играющего задача - отгадать оригинал. Юмор ситуации очевиден - знакомые имена в незнакомых условиях звучат оригинально, и так можно сделать несколько открытий.

В случае с нижеприведенным текстом всё ясно сразу. Оригинал - это "Мастер и Маргарита" Булгакова, а запутывающий фактор - это "Акаллабет" Толкиена. Признаться честно, я заигрался, и местами текст неузнаваем.
Что-то из этого - моя дрим-роль ).

В черном плаще с серебряным подбоем, четкой королевской поступью, ранним утром пятнадцатого числа месяца сулимэ в крытую колоннаду между двумя крыльями дворца вышел Ар-Фаразон Златоликий, двадцать третий король Нуменора.
Больше всего на свете король ненавидел странный и непонятный запах Благословенного Края, который привозили с собой эльфы, и все теперь предвещало плохой день, так как этот запах начал преследовать короля с рассвета и сейчас достиг своего апогея. От неземного аромата раскалывалась голова.
Боль перекатывалась в черепе, как морская волна – медленно, из стороны в сторону. От этих наплывов Ар-Фаразону становилось дурно. Да, это была та самая ужасная болезнь, от которой не было никакого спасения. Не смертельная, но неизлечимая. Но король не может пропустить день своего триумфа.
На мозаичном полу у фонтана уже было приготовлено кресло, и король, не глядя ни на кого, сел в него и протянул руку в сторону.
Он знал, что от входа до самого его сиденья выстроен почетный караул в парадных доспехах, а все пространство от оконных витражей до замерших в неподвижности стражников заполнено волнующейся публикой, почтительно замолкшей при появлении Владыки. Он знал все это, но боль, вольготно разлившаяся в его голове, не позволяла не то что оглянуться, но даже присмотреться: все ли славят своего господина.
Секретарь почтительно вложил в руку свиток пергамента. Король быстро проглядел написанное, вернул пергамент – содержание он знал и так, все изложенное было обычной дворцовой формальностью, и с трудом проговорил:
- Ведите его.
И сейчас же толпа расступилась – с площадки сада под колонны двое солдат … нет, не ввели, сопроводили до кресла короля пленника.
«Так вот он какой, Аннатар, Даритель», - с просыпающимся интересом подумал Ар-Фаразон.
Перед Златоликим стоял Саурон, поверженный владыка Нурна и Руна, майар, напавший на крепости нуменорцев в Средиземье. Он был одет в просторный черный бархатистый хитон, глубокого, муарового оттенка. Голова его была непокрыта, густые черные волосы схвачены мифриловым ободком с драгоценными камнями, а руки стянуты впереди символической шелковой лентой. К удивлению Ар-Фаразона, Саурон чертами лица был подобен эльфу – они были прекрасны и безукоризненны. На злобное чудовище, уничтожившее несколько нуменорских фортов, он не походил. Приведенный с тревожным любопытством глядел на короля.
Конечно, все дальнейшее только должно было походить на судейство – этого требовал церемониал, но что поделаешь – традиция, традиция.
Король помолчал, потом спросил на адунаике:
- Так это ты подбивал дикарские народы Средиземья разрушить наши крепости?
Ар-Фаразон при этом сидел как каменный, и только губы его шевелились при произнесении слов, боясь качнуть пылающей адской болью головой.
Саурон несколько подался вперед и начал говорить:
- Мой повелитель! Поверь мне…
Голос пленного майара журчал, как лесной ручей, его звучание облегчало нестерпимую боль. Его хотелось слушать, как хочется уставшему путнику припасть к холодному ключу в знойный полдень. Однако Ар-Фаразон развеял этот морок, ибо был готов ко встрече с врагом.
- Повелитель? – он вопросительно поднял бровь. – Не рановато ли? Даже живущие в Нуменоре князья Андуниэ не считают меня своим повелителем. А всевластный владыка Нурна называет меня повелителем, едва мои армии высаживаются на средиземских берегах…. Это не спасет тебя от расправы, разбойник! Это ты собирался разрушить все наши крепости в Средиземье и призывал к этому окрестные племена?
- Мой повелитель! Я никогда в жизни не собирался воевать против величайшего короля, равного Валар! Я никогда не решился бы на это глупое и бессмысленное действо!
Гнев и отвращение отразились на лицах тех из присутствовавших, кто оборонял крепости в Средиземье от орд Саурона, но никто из них не решился вмешаться.
Лишь Саурон заметил, как дернулась щека всемогущего короля при упоминании о Валар, и в голове его созрел план действий. Воистину, никогда, ни до, ни после сей майар не создавал более безжалостного и хитрого замысла, и даже сам он внутренне содрогнулся, на секунду представив, что же ожидает род дунаданов в конце. Но вместе с тем он укрепился сердцем, ибо до сих пор Саурон не представлял, чем можно сломить мощь Нуменора; сейчас же его пытливый и изворотливый ум заметил крохотную, еле заметную трещинку в непобедимой твердыне.
И Саурон собрался с духом, готовясь к еще большей лжи, нежели произносил он ранее. Необходимо было не просто отвести от себя карающую десницу Ар-Фаразона, но и направить гнев короля на своих обидчиков.
- Лжец! И к тому же безыскусный лжец! – в ярости рявкнул король. – Здесь стоят владетели и наместники, кто защищал мои города и порты от твоих полчищ! Перестань отвергать очевидное, разбойник! – и добавил уже монотонно и скучно, - того, что уже есть за тобой, хватит на десять казней, не отягчай же свою совесть!
Дрогнул на мгновение Саурон, ибо хоть и был он бессмертным майаром, так же боялся он телесного развоплощения, как и любой из людей. Но отступать было поздно, и он начал плести сети обмана и предательства.
Саурон покачал головой, как терпеливый учитель, выговаривающий бестолковому ученику и с укором, мягко и тихо произнес:
- Все, все перепутали, мой повелитель. Я опасаюсь, что путаница эта будет продолжаться долгое время. И все из-за того, что меня неверно поняли, все, все перепутали.
Скалясь в недоброй усмешке, король поглядел на пленника, затем на солнце, и вдруг в какой-то муке подумал о том, что проще всего было бы изгнать этого могущественного преступника, произнеся всего два слова: «Повесить его». Изгнать и его, и конвой, уйти внутрь дворца, затемнить комнату, упасть на постель, забыться с мешочком льда на лбу… и мысль о смерти вдруг соблазнительно мелькнула в больной голове Морского Владыки.
Он смотрел мутными глазами на Саурона и некоторое время мучительно вспоминал, зачем на безжалостном утреннем солнцепеке стоит перед ним этот майар и долго ли ему придется выдерживать этот нелепый спектакль.
- Так что ты скажешь, разбойник? – почти прохрипел Ар-Фаразон.
- Мой повелитель, удастся ли мне объяснить, что всему виной чудовищная ошибка, корни которой найти сейчас труднее, чем когда бы то ни было. Ибо война многое скрыла. По неведомой мне причине средиземские эльфы столкнулись с дикими людскими племенами – видимо, им всем стало тесно жить вместе. И, по совести говоря, я не могу их за это осуждать – беднягам так плохо живется.… И вот закономерный результат: те, кто нагло называет себя Перворожденными, поняли, что силой им войну не выиграть, и они умело направили праведный гнев дикарей на нуменорцев, свалив всю вину за них! И что же я должен был предпринять, узрев этот хаос у своего порога? Конечно, со своими малочисленными, но преданными слугами я постарался вмешаться. Я увещевал, уговаривал даже тех, кто замахивался на меня мечом. Но мало кто меня слушал: и поделом. Непобедимые солдаты могущественного Ар-Фаразона легко отразили этот натиск. Было пролито много напрасной крови. Но каков результат?! Войска достославного Нуменора наступают на мои владения, а предатели-эльфы пожинают плоды своего злодейства. Конечно, я не стал даже пытаться сопротивляться и немедленно сдался твоим лучшим из бойцов! Меня доставили сюда как пленника, но я хотел бы уточнить, мой повелитель, я прибыл по своей воле и исключительно с целью расставить все на свои места. Я не нападал, но оборонял и оборонялся. Моей единственной целью был мир. Чем руководствовались разжегшие войну эльфы, я даже не представляю, но думаю, что после разрушения Белерианда им везде мерещатся враги. И вполне резонно, что своими врагами они считают всех аданов, особенно дунаданов, столь возвысившихся в последнее время и без их указки….
Секретарь перестал записывать и исподтишка бросил удивленный взгляд на Саурона, а затем на короля: он не знал, верить ему своим ушам или не верить. Еще он постарался себе представить, в какую именно причудливую форму выльется гнев вспыльчивого Ар-Фаразона при этой неслыханной лжи майара.
Тогда раздался надтреснутый, хрипловатый голос короля:
- Так ты утверждаешь, что не нападал, и не призывал нападать, или каким-либо иным способом нанести вред моим крепостям?
Знавшие короля люди побледнели: таким голосом Златоликий выносил смертные приговоры. Но, Саурону было нечего терять, и он продолжил:
- Я, мой повелитель, никого не призывал к подобным действиям, повторяю. Разве я похож на слабоумного?
- О, да, ты не похож на слабоумного, - тихо ответил король и улыбнулся какой-то страшной улыбкой, - чем ты можешь доказать правдивость своих слов?
- О, мой повелитель! Воистину не имею я мысли лгать тебе, ведь я майар. Правда открыта передо мной, для меня это доступная книга, которую я с легкостью читаю. Вот сейчас, например, правда для тебя в том, что у тебя болит голова, болит так сильно, что ты помышляешь о забытьи и даже о смерти. Тебе трудно говорить, не то чтобы судить меня. Я – невольный твой палач. И в меру своих скромных способностей я помогу тебе. Страдания кончатся, и боль твоя сейчас пройдет.
Секретарь от удивления выронил свиток.
Ар-Фаразон поднял глаза на Саурона, и тут на лице его отразилось величайшее удивление. Он сжал голову руками.
Со стороны придворных раздался ропот. Люди, сражавшиеся с Сауроном не на жизнь, а на смерть, понять не могли, как этот преступник, схваченный едва ли не на поле битвы, плетет ложь настолько явную, что для ее опровержения просто не хватает слов. Однако по прежнему прервать государев суд никто не решался.
Ар-Фаразон молвил:
- Развяжите ему руки.
Один из конвойных солдат салютовал королю, подошел и снял ленту с Саурона.
- Воистину, это решение мудрого владыки! – сказал тот, с наслаждением потирая руки, хотя лента на них не то что не причинила ему вреда, но даже не была толком завязана.
- Беда твоя в том, о, Владыка, - уже более уверенно продолжал Саурон, - что ты слушаешь только нескольких своих советников, и они говорят тебе лишь то, что хотят тебе сообщить. Конечно, у тебя есть Семь Всевидящих Камней, но ведь ты не можешь смотреть за всем сразу, не так ли?! Да и сами Всевидящие Камни, кажется…, - здесь Саурон выразительно поднял бровь, - подарок Эльдаров?!
Последние слова он произнес как мог мягко и невинно.
Слова попали в цель. Теперь стал другим и взгляд Ар-Фаразона: теперь это был стальной пронзительный взор. Теперь это был разговор не пленника и его хозяина, это был разговор короля и советника.
- Что ты знаешь? – ледяным тоном начальника спросил король.
- Многое открывают Палантиры, - очень тихо произнес Саурон, - но и многое скрывают….
Ар-Фаразон помолчал совсем немного, видимо, обдумывая уже принятое решение, затем встал и приказал:
- Вывести всех! Конвою ждать за дверьми, - повернувшись к секретарю, добавил, - оставьте нас наедине.
Конвой поднял копья и вышел с балкона в сад. Присутствующие не торопясь, покинули помещение, при этом все они постоянно озирались, и ропот становился все громче.
Саурон запоминал их, запоминал тех, кто не поддался его обману – он уже строил планы, как разделаться со своими ненавистниками. Едва отведя петлю от своей шеи, майар уже мыслил себя приближенным государя. А поднявшись так высоко, как только он сможет, Саурон ввергнет эту страну в хаос.
Последним вышел секретарь.
Молчание на балконе некоторое время нарушал только шум воды в фонтане, щебетание ласточки за капителью колонны и далекий шепот моря.
- Ты всезнающ? – напряженным голосом спросил король.
- Нет, я лишь слуга того, кто всезнающ.
- Ты исцелил мою голову, даже не пошевельнувшись. Быть может, ты знаешь, как сделать меня бессмертным?
- Нет, но я знаю, кто даст тебе желаемое.
- Кто это? – Ар-Фаразон почти шептал. В горле у него пересохло, глаза странно защипало, но он продолжал в упор смотреть на Саурона – глаза в глаза – и это было его главной ошибкой.
Саурон умел убеждать, подавлять волю и навязывать свои решения. Всего несколько часов назад он был пленником, чья телесная жизнь висела на волоске. Сейчас же он был богом и господином, и он решал, что произойдет в следующий момент.
- Мой повелитель, в Мире, на Востоке, на Западе есть множество морей и земель, куда не долетал даже ветер Валар. Там лежат втуне несметные сокровища и ждут завоевания. Зря вы думаете, что положены аданам пределы стихиями, почитающими себя Властителями Мира, ибо сами они не ведают пределов мира. Если же достигнете вы края, то узрите, что за ним лежит Древняя Тьма, из которой был мир сотворен. Божественна Тьма, и лишь ее Властелин в силах дарить своим верным слугам новые миры и бессмертие.
Надежда на миг погасла в глазах Ар-Фаразона, и он устало спросил:
- Эру? Эру Илуватар? Мы знаем о нем…
- Властелин Тьмы – это тот, чье имя не произносится ныне, ибо Валары обманули вас, представив вместо него Эру, пустой призрак, сотворенный ими в безумии сердец, чтобы заставить людей служить себе. Ведь Эру говорит лишь то, что они хотят. Истинный повелитель еще возвысится и освободит вас от этого призрака….
- Кто же он, говори!!! – в нетерпении вскричал король.
- Имя же его, - спокойно закончил Саурон, - Мелькор, Владыка Сущего, Дарующий Свободу и он даст вам куда больше силы, чем Валар.
Ар-Фаразон молча опустил голову и надолго задумался. Наконец он тихо спросил:
- А знаешь ли ты, что жизнь твоя сейчас висит на волоске, ведь если ты лжешь…
- Мой повелитель, даже если бы моя жизнь не была сейчас в твоих руках, я с радостью сложил бы ее к твоим ногам, ибо вижу в тебе немалую мудрость – ты способен понять мои слова. Не буду просить меня отпускать - ведь те, кто ждут сейчас на террасе, ждут, когда бы убить меня. Сейчас лишь одно я желаю: служить тебе.
- Еще бы, - мрачно усмехнулся король, обретая вновь уверенность.
Сейчас в его душе столкнулись две мощные противоборствующие силы. Его королевская часть, древний голос наследия Элроса-полуэльфа говорил: повесить этого разбойника. Мало того, что он лжет, так еще и смуту сеет. Его другая часть, более низменная и людская, сжалась в страхе перед неотвратимой смертью, неотвратимой участью человека. Сейчас в его власти оказался пленник, крупно ему задолжавший за разоренные крепости в Средиземье и обладавший, судя по всему, немалой мудростью. Грех было не воспользоваться такой возможностью.
- Хорошо, - обронил король.
Одно это слово принесло облегчения Саурону больше, чем вся многословная беседа до сих пор.
- Ко мне! – крикнул Ар-Фаразон.
Секретарь, стража, а также весь двор быстро вернулись на свои места.
- Все обвинения с майара Саурона я снимаю! – объявил тем тяжелым, королевским, голосом, которому до сих пор никто не смел возражать.
- Майар Саурон будет моим советником отныне и до тех пор, пока его мудрость будет потребная Короне! Повелеваю объявить этот указ в Нуменоре, и пусть никто не смеет причинить вред королевскому советнику под страхом смертной казни!
При последних словах короля Саурон повернулся к людям – лицо его было бесстрастно – и смиренно поклонился им.
Ненавидящие, горящие бессильной злобой глаза тех, кто пострадал от Саурона в Средиземье, прямо-таки сверлили его, но майар их уже не боялся. Первую угрозу он преодолел – и почти сразу же забыл.
Радужные мечты Саурона становились реальностью под жаркими лучами утреннего нуменорского солнца – только его видел сейчас майар – только пылающее восходящее светило. Было около десяти часов утра...


@темы: РИ, ХИ, литконкурсы, мастерское

17:45 

Акаллабет

Я всегда очень вежлив, поэтому когда посылаю человека нах*й, то всегда перезваниваю и спрашиваю, как он добрался.
Есть такая литературная игра, в ходе которой в оригинальном тексте имена и названия заменяются на имена и названия из другого произведения, а текст потом слегка редактируется, чтобы все было гладко. Для играющего задача - отгадать оригинал. Юмор ситуации очевиден - знакомые имена в незнакомых условиях звучат оригинально, и так можно сделать несколько открытий.

В случае с нижеприведенным текстом всё ясно сразу. Оригинал - это "Мастер и Маргарита" Булгакова, а запутывающий фактор - это "Акаллабет" Толкиена. Признаться честно, я заигрался, и местами текст неузнаваем.
Что-то из этого - моя дрим-роль ).

В черном плаще с серебряным подбоем, четкой королевской поступью, ранним утром пятнадцатого числа месяца сулимэ в крытую колоннаду между двумя крыльями дворца вышел Ар-Фаразон Златоликий, двадцать третий король Нуменора.
Больше всего на свете король ненавидел странный и непонятный запах Благословенного Края, который привозили с собой эльфы, и все теперь предвещало плохой день, так как этот запах начал преследовать короля с рассвета и сейчас достиг своего апогея. От неземного аромата раскалывалась голова.
Боль перекатывалась в черепе, как морская волна – медленно, из стороны в сторону. От этих наплывов Ар-Фаразону становилось дурно. Да, это была та самая ужасная болезнь, от которой не было никакого спасения. Не смертельная, но неизлечимая. Но король не может пропустить день своего триумфа.
На мозаичном полу у фонтана уже было приготовлено кресло, и король, не глядя ни на кого, сел в него и протянул руку в сторону.
Он знал, что от входа до самого его сиденья выстроен почетный караул в парадных доспехах, а все пространство от оконных витражей до замерших в неподвижности стражников заполнено волнующейся публикой, почтительно замолкшей при появлении Владыки. Он знал все это, но боль, вольготно разлившаяся в его голове, не позволяла не то что оглянуться, но даже присмотреться: все ли славят своего господина.
Секретарь почтительно вложил в руку свиток пергамента. Король быстро проглядел написанное, вернул пергамент – содержание он знал и так, все изложенное было обычной дворцовой формальностью, и с трудом проговорил:
- Ведите его.
И сейчас же толпа расступилась – с площадки сада под колонны двое солдат … нет, не ввели, сопроводили до кресла короля пленника.
«Так вот он какой, Аннатар, Даритель», - с просыпающимся интересом подумал Ар-Фаразон.
Перед Златоликим стоял Саурон, поверженный владыка Нурна и Руна, майар, напавший на крепости нуменорцев в Средиземье. Он был одет в просторный черный бархатистый хитон, глубокого, муарового оттенка. Голова его была непокрыта, густые черные волосы схвачены мифриловым ободком с драгоценными камнями, а руки стянуты впереди символической шелковой лентой. К удивлению Ар-Фаразона, Саурон чертами лица был подобен эльфу – они были прекрасны и безукоризненны. На злобное чудовище, уничтожившее несколько нуменорских фортов, он не походил. Приведенный с тревожным любопытством глядел на короля.
Конечно, все дальнейшее только должно было походить на судейство – этого требовал церемониал, но что поделаешь – традиция, традиция.
Король помолчал, потом спросил на адунаике:
- Так это ты подбивал дикарские народы Средиземья разрушить наши крепости?
Ар-Фаразон при этом сидел как каменный, и только губы его шевелились при произнесении слов, боясь качнуть пылающей адской болью головой.
Саурон несколько подался вперед и начал говорить:
- Мой повелитель! Поверь мне…
Голос пленного майара журчал, как лесной ручей, его звучание облегчало нестерпимую боль. Его хотелось слушать, как хочется уставшему путнику припасть к холодному ключу в знойный полдень. Однако Ар-Фаразон развеял этот морок, ибо был готов ко встрече с врагом.
- Повелитель? – он вопросительно поднял бровь. – Не рановато ли? Даже живущие в Нуменоре князья Андуниэ не считают меня своим повелителем. А всевластный владыка Нурна называет меня повелителем, едва мои армии высаживаются на средиземских берегах…. Это не спасет тебя от расправы, разбойник! Это ты собирался разрушить все наши крепости в Средиземье и призывал к этому окрестные племена?
- Мой повелитель! Я никогда в жизни не собирался воевать против величайшего короля, равного Валар! Я никогда не решился бы на это глупое и бессмысленное действо!
Гнев и отвращение отразились на лицах тех из присутствовавших, кто оборонял крепости в Средиземье от орд Саурона, но никто из них не решился вмешаться.
Лишь Саурон заметил, как дернулась щека всемогущего короля при упоминании о Валар, и в голове его созрел план действий. Воистину, никогда, ни до, ни после сей майар не создавал более безжалостного и хитрого замысла, и даже сам он внутренне содрогнулся, на секунду представив, что же ожидает род дунаданов в конце. Но вместе с тем он укрепился сердцем, ибо до сих пор Саурон не представлял, чем можно сломить мощь Нуменора; сейчас же его пытливый и изворотливый ум заметил крохотную, еле заметную трещинку в непобедимой твердыне.
И Саурон собрался с духом, готовясь к еще большей лжи, нежели произносил он ранее. Необходимо было не просто отвести от себя карающую десницу Ар-Фаразона, но и направить гнев короля на своих обидчиков.
- Лжец! И к тому же безыскусный лжец! – в ярости рявкнул король. – Здесь стоят владетели и наместники, кто защищал мои города и порты от твоих полчищ! Перестань отвергать очевидное, разбойник! – и добавил уже монотонно и скучно, - того, что уже есть за тобой, хватит на десять казней, не отягчай же свою совесть!
Дрогнул на мгновение Саурон, ибо хоть и был он бессмертным майаром, так же боялся он телесного развоплощения, как и любой из людей. Но отступать было поздно, и он начал плести сети обмана и предательства.
Саурон покачал головой, как терпеливый учитель, выговаривающий бестолковому ученику и с укором, мягко и тихо произнес:
- Все, все перепутали, мой повелитель. Я опасаюсь, что путаница эта будет продолжаться долгое время. И все из-за того, что меня неверно поняли, все, все перепутали.
Скалясь в недоброй усмешке, король поглядел на пленника, затем на солнце, и вдруг в какой-то муке подумал о том, что проще всего было бы изгнать этого могущественного преступника, произнеся всего два слова: «Повесить его». Изгнать и его, и конвой, уйти внутрь дворца, затемнить комнату, упасть на постель, забыться с мешочком льда на лбу… и мысль о смерти вдруг соблазнительно мелькнула в больной голове Морского Владыки.
Он смотрел мутными глазами на Саурона и некоторое время мучительно вспоминал, зачем на безжалостном утреннем солнцепеке стоит перед ним этот майар и долго ли ему придется выдерживать этот нелепый спектакль.
- Так что ты скажешь, разбойник? – почти прохрипел Ар-Фаразон.
- Мой повелитель, удастся ли мне объяснить, что всему виной чудовищная ошибка, корни которой найти сейчас труднее, чем когда бы то ни было. Ибо война многое скрыла. По неведомой мне причине средиземские эльфы столкнулись с дикими людскими племенами – видимо, им всем стало тесно жить вместе. И, по совести говоря, я не могу их за это осуждать – беднягам так плохо живется.… И вот закономерный результат: те, кто нагло называет себя Перворожденными, поняли, что силой им войну не выиграть, и они умело направили праведный гнев дикарей на нуменорцев, свалив всю вину за них! И что же я должен был предпринять, узрев этот хаос у своего порога? Конечно, со своими малочисленными, но преданными слугами я постарался вмешаться. Я увещевал, уговаривал даже тех, кто замахивался на меня мечом. Но мало кто меня слушал: и поделом. Непобедимые солдаты могущественного Ар-Фаразона легко отразили этот натиск. Было пролито много напрасной крови. Но каков результат?! Войска достославного Нуменора наступают на мои владения, а предатели-эльфы пожинают плоды своего злодейства. Конечно, я не стал даже пытаться сопротивляться и немедленно сдался твоим лучшим из бойцов! Меня доставили сюда как пленника, но я хотел бы уточнить, мой повелитель, я прибыл по своей воле и исключительно с целью расставить все на свои места. Я не нападал, но оборонял и оборонялся. Моей единственной целью был мир. Чем руководствовались разжегшие войну эльфы, я даже не представляю, но думаю, что после разрушения Белерианда им везде мерещатся враги. И вполне резонно, что своими врагами они считают всех аданов, особенно дунаданов, столь возвысившихся в последнее время и без их указки….
Секретарь перестал записывать и исподтишка бросил удивленный взгляд на Саурона, а затем на короля: он не знал, верить ему своим ушам или не верить. Еще он постарался себе представить, в какую именно причудливую форму выльется гнев вспыльчивого Ар-Фаразона при этой неслыханной лжи майара.
Тогда раздался надтреснутый, хрипловатый голос короля:
- Так ты утверждаешь, что не нападал, и не призывал нападать, или каким-либо иным способом нанести вред моим крепостям?
Знавшие короля люди побледнели: таким голосом Златоликий выносил смертные приговоры. Но, Саурону было нечего терять, и он продолжил:
- Я, мой повелитель, никого не призывал к подобным действиям, повторяю. Разве я похож на слабоумного?
- О, да, ты не похож на слабоумного, - тихо ответил король и улыбнулся какой-то страшной улыбкой, - чем ты можешь доказать правдивость своих слов?
- О, мой повелитель! Воистину не имею я мысли лгать тебе, ведь я майар. Правда открыта передо мной, для меня это доступная книга, которую я с легкостью читаю. Вот сейчас, например, правда для тебя в том, что у тебя болит голова, болит так сильно, что ты помышляешь о забытьи и даже о смерти. Тебе трудно говорить, не то чтобы судить меня. Я – невольный твой палач. И в меру своих скромных способностей я помогу тебе. Страдания кончатся, и боль твоя сейчас пройдет.
Секретарь от удивления выронил свиток.
Ар-Фаразон поднял глаза на Саурона, и тут на лице его отразилось величайшее удивление. Он сжал голову руками.
Со стороны придворных раздался ропот. Люди, сражавшиеся с Сауроном не на жизнь, а на смерть, понять не могли, как этот преступник, схваченный едва ли не на поле битвы, плетет ложь настолько явную, что для ее опровержения просто не хватает слов. Однако по прежнему прервать государев суд никто не решался.
Ар-Фаразон молвил:
- Развяжите ему руки.
Один из конвойных солдат салютовал королю, подошел и снял ленту с Саурона.
- Воистину, это решение мудрого владыки! – сказал тот, с наслаждением потирая руки, хотя лента на них не то что не причинила ему вреда, но даже не была толком завязана.
- Беда твоя в том, о, Владыка, - уже более уверенно продолжал Саурон, - что ты слушаешь только нескольких своих советников, и они говорят тебе лишь то, что хотят тебе сообщить. Конечно, у тебя есть Семь Всевидящих Камней, но ведь ты не можешь смотреть за всем сразу, не так ли?! Да и сами Всевидящие Камни, кажется…, - здесь Саурон выразительно поднял бровь, - подарок Эльдаров?!
Последние слова он произнес как мог мягко и невинно.
Слова попали в цель. Теперь стал другим и взгляд Ар-Фаразона: теперь это был стальной пронзительный взор. Теперь это был разговор не пленника и его хозяина, это был разговор короля и советника.
- Что ты знаешь? – ледяным тоном начальника спросил король.
- Многое открывают Палантиры, - очень тихо произнес Саурон, - но и многое скрывают….
Ар-Фаразон помолчал совсем немного, видимо, обдумывая уже принятое решение, затем встал и приказал:
- Вывести всех! Конвою ждать за дверьми, - повернувшись к секретарю, добавил, - оставьте нас наедине.
Конвой поднял копья и вышел с балкона в сад. Присутствующие не торопясь, покинули помещение, при этом все они постоянно озирались, и ропот становился все громче.
Саурон запоминал их, запоминал тех, кто не поддался его обману – он уже строил планы, как разделаться со своими ненавистниками. Едва отведя петлю от своей шеи, майар уже мыслил себя приближенным государя. А поднявшись так высоко, как только он сможет, Саурон ввергнет эту страну в хаос.
Последним вышел секретарь.
Молчание на балконе некоторое время нарушал только шум воды в фонтане, щебетание ласточки за капителью колонны и далекий шепот моря.
- Ты всезнающ? – напряженным голосом спросил король.
- Нет, я лишь слуга того, кто всезнающ.
- Ты исцелил мою голову, даже не пошевельнувшись. Быть может, ты знаешь, как сделать меня бессмертным?
- Нет, но я знаю, кто даст тебе желаемое.
- Кто это? – Ар-Фаразон почти шептал. В горле у него пересохло, глаза странно защипало, но он продолжал в упор смотреть на Саурона – глаза в глаза – и это было его главной ошибкой.
Саурон умел убеждать, подавлять волю и навязывать свои решения. Всего несколько часов назад он был пленником, чья телесная жизнь висела на волоске. Сейчас же он был богом и господином, и он решал, что произойдет в следующий момент.
- Мой повелитель, в Мире, на Востоке, на Западе есть множество морей и земель, куда не долетал даже ветер Валар. Там лежат втуне несметные сокровища и ждут завоевания. Зря вы думаете, что положены аданам пределы стихиями, почитающими себя Властителями Мира, ибо сами они не ведают пределов мира. Если же достигнете вы края, то узрите, что за ним лежит Древняя Тьма, из которой был мир сотворен. Божественна Тьма, и лишь ее Властелин в силах дарить своим верным слугам новые миры и бессмертие.
Надежда на миг погасла в глазах Ар-Фаразона, и он устало спросил:
- Эру? Эру Илуватар? Мы знаем о нем…
- Властелин Тьмы – это тот, чье имя не произносится ныне, ибо Валары обманули вас, представив вместо него Эру, пустой призрак, сотворенный ими в безумии сердец, чтобы заставить людей служить себе. Ведь Эру говорит лишь то, что они хотят. Истинный повелитель еще возвысится и освободит вас от этого призрака….
- Кто же он, говори!!! – в нетерпении вскричал король.
- Имя же его, - спокойно закончил Саурон, - Мелькор, Владыка Сущего, Дарующий Свободу и он даст вам куда больше силы, чем Валар.
Ар-Фаразон молча опустил голову и надолго задумался. Наконец он тихо спросил:
- А знаешь ли ты, что жизнь твоя сейчас висит на волоске, ведь если ты лжешь…
- Мой повелитель, даже если бы моя жизнь не была сейчас в твоих руках, я с радостью сложил бы ее к твоим ногам, ибо вижу в тебе немалую мудрость – ты способен понять мои слова. Не буду просить меня отпускать - ведь те, кто ждут сейчас на террасе, ждут, когда бы убить меня. Сейчас лишь одно я желаю: служить тебе.
- Еще бы, - мрачно усмехнулся король, обретая вновь уверенность.
Сейчас в его душе столкнулись две мощные противоборствующие силы. Его королевская часть, древний голос наследия Элроса-полуэльфа говорил: повесить этого разбойника. Мало того, что он лжет, так еще и смуту сеет. Его другая часть, более низменная и людская, сжалась в страхе перед неотвратимой смертью, неотвратимой участью человека. Сейчас в его власти оказался пленник, крупно ему задолжавший за разоренные крепости в Средиземье и обладавший, судя по всему, немалой мудростью. Грех было не воспользоваться такой возможностью.
- Хорошо, - обронил король.
Одно это слово принесло облегчения Саурону больше, чем вся многословная беседа до сих пор.
- Ко мне! – крикнул Ар-Фаразон.
Секретарь, стража, а также весь двор быстро вернулись на свои места.
- Все обвинения с майара Саурона я снимаю! – объявил тем тяжелым, королевским, голосом, которому до сих пор никто не смел возражать.
- Майар Саурон будет моим советником отныне и до тех пор, пока его мудрость будет потребная Короне! Повелеваю объявить этот указ в Нуменоре, и пусть никто не смеет причинить вред королевскому советнику под страхом смертной казни!
При последних словах короля Саурон повернулся к людям – лицо его было бесстрастно – и смиренно поклонился им.
Ненавидящие, горящие бессильной злобой глаза тех, кто пострадал от Саурона в Средиземье, прямо-таки сверлили его, но майар их уже не боялся. Первую угрозу он преодолел – и почти сразу же забыл.
Радужные мечты Саурона становились реальностью под жаркими лучами утреннего нуменорского солнца – только его видел сейчас майар – только пылающее восходящее светило. Было около десяти часов утра...


@темы: РИ, ХИ, литконкурсы, мастерское

17:45 

Акаллабет

Я всегда очень вежлив, поэтому когда посылаю человека нах*й, то всегда перезваниваю и спрашиваю, как он добрался.
Есть такая литературная игра, в ходе которой в оригинальном тексте имена и названия заменяются на имена и названия из другого произведения, а текст потом слегка редактируется, чтобы все было гладко. Для играющего задача - отгадать оригинал. Юмор ситуации очевиден - знакомые имена в незнакомых условиях звучат оригинально, и так можно сделать несколько открытий.

В случае с нижеприведенным текстом всё ясно сразу. Оригинал - это "Мастер и Маргарита" Булгакова, а запутывающий фактор - это "Акаллабет" Толкиена. Признаться честно, я заигрался, и местами текст неузнаваем.
Что-то из этого - моя дрим-роль ).

В черном плаще с серебряным подбоем, четкой королевской поступью, ранним утром пятнадцатого числа месяца сулимэ в крытую колоннаду между двумя крыльями дворца вышел Ар-Фаразон Златоликий, двадцать третий король Нуменора.
Больше всего на свете король ненавидел странный и непонятный запах Благословенного Края, который привозили с собой эльфы, и все теперь предвещало плохой день, так как этот запах начал преследовать короля с рассвета и сейчас достиг своего апогея. От неземного аромата раскалывалась голова.
Боль перекатывалась в черепе, как морская волна – медленно, из стороны в сторону. От этих наплывов Ар-Фаразону становилось дурно. Да, это была та самая ужасная болезнь, от которой не было никакого спасения. Не смертельная, но неизлечимая. Но король не может пропустить день своего триумфа.
На мозаичном полу у фонтана уже было приготовлено кресло, и король, не глядя ни на кого, сел в него и протянул руку в сторону.
Он знал, что от входа до самого его сиденья выстроен почетный караул в парадных доспехах, а все пространство от оконных витражей до замерших в неподвижности стражников заполнено волнующейся публикой, почтительно замолкшей при появлении Владыки. Он знал все это, но боль, вольготно разлившаяся в его голове, не позволяла не то что оглянуться, но даже присмотреться: все ли славят своего господина.
Секретарь почтительно вложил в руку свиток пергамента. Король быстро проглядел написанное, вернул пергамент – содержание он знал и так, все изложенное было обычной дворцовой формальностью, и с трудом проговорил:
- Ведите его.
И сейчас же толпа расступилась – с площадки сада под колонны двое солдат … нет, не ввели, сопроводили до кресла короля пленника.
«Так вот он какой, Аннатар, Даритель», - с просыпающимся интересом подумал Ар-Фаразон.
Перед Златоликим стоял Саурон, поверженный владыка Нурна и Руна, майар, напавший на крепости нуменорцев в Средиземье. Он был одет в просторный черный бархатистый хитон, глубокого, муарового оттенка. Голова его была непокрыта, густые черные волосы схвачены мифриловым ободком с драгоценными камнями, а руки стянуты впереди символической шелковой лентой. К удивлению Ар-Фаразона, Саурон чертами лица был подобен эльфу – они были прекрасны и безукоризненны. На злобное чудовище, уничтожившее несколько нуменорских фортов, он не походил. Приведенный с тревожным любопытством глядел на короля.
Конечно, все дальнейшее только должно было походить на судейство – этого требовал церемониал, но что поделаешь – традиция, традиция.
Король помолчал, потом спросил на адунаике:
- Так это ты подбивал дикарские народы Средиземья разрушить наши крепости?
Ар-Фаразон при этом сидел как каменный, и только губы его шевелились при произнесении слов, боясь качнуть пылающей адской болью головой.
Саурон несколько подался вперед и начал говорить:
- Мой повелитель! Поверь мне…
Голос пленного майара журчал, как лесной ручей, его звучание облегчало нестерпимую боль. Его хотелось слушать, как хочется уставшему путнику припасть к холодному ключу в знойный полдень. Однако Ар-Фаразон развеял этот морок, ибо был готов ко встрече с врагом.
- Повелитель? – он вопросительно поднял бровь. – Не рановато ли? Даже живущие в Нуменоре князья Андуниэ не считают меня своим повелителем. А всевластный владыка Нурна называет меня повелителем, едва мои армии высаживаются на средиземских берегах…. Это не спасет тебя от расправы, разбойник! Это ты собирался разрушить все наши крепости в Средиземье и призывал к этому окрестные племена?
- Мой повелитель! Я никогда в жизни не собирался воевать против величайшего короля, равного Валар! Я никогда не решился бы на это глупое и бессмысленное действо!
Гнев и отвращение отразились на лицах тех из присутствовавших, кто оборонял крепости в Средиземье от орд Саурона, но никто из них не решился вмешаться.
Лишь Саурон заметил, как дернулась щека всемогущего короля при упоминании о Валар, и в голове его созрел план действий. Воистину, никогда, ни до, ни после сей майар не создавал более безжалостного и хитрого замысла, и даже сам он внутренне содрогнулся, на секунду представив, что же ожидает род дунаданов в конце. Но вместе с тем он укрепился сердцем, ибо до сих пор Саурон не представлял, чем можно сломить мощь Нуменора; сейчас же его пытливый и изворотливый ум заметил крохотную, еле заметную трещинку в непобедимой твердыне.
И Саурон собрался с духом, готовясь к еще большей лжи, нежели произносил он ранее. Необходимо было не просто отвести от себя карающую десницу Ар-Фаразона, но и направить гнев короля на своих обидчиков.
- Лжец! И к тому же безыскусный лжец! – в ярости рявкнул король. – Здесь стоят владетели и наместники, кто защищал мои города и порты от твоих полчищ! Перестань отвергать очевидное, разбойник! – и добавил уже монотонно и скучно, - того, что уже есть за тобой, хватит на десять казней, не отягчай же свою совесть!
Дрогнул на мгновение Саурон, ибо хоть и был он бессмертным майаром, так же боялся он телесного развоплощения, как и любой из людей. Но отступать было поздно, и он начал плести сети обмана и предательства.
Саурон покачал головой, как терпеливый учитель, выговаривающий бестолковому ученику и с укором, мягко и тихо произнес:
- Все, все перепутали, мой повелитель. Я опасаюсь, что путаница эта будет продолжаться долгое время. И все из-за того, что меня неверно поняли, все, все перепутали.
Скалясь в недоброй усмешке, король поглядел на пленника, затем на солнце, и вдруг в какой-то муке подумал о том, что проще всего было бы изгнать этого могущественного преступника, произнеся всего два слова: «Повесить его». Изгнать и его, и конвой, уйти внутрь дворца, затемнить комнату, упасть на постель, забыться с мешочком льда на лбу… и мысль о смерти вдруг соблазнительно мелькнула в больной голове Морского Владыки.
Он смотрел мутными глазами на Саурона и некоторое время мучительно вспоминал, зачем на безжалостном утреннем солнцепеке стоит перед ним этот майар и долго ли ему придется выдерживать этот нелепый спектакль.
- Так что ты скажешь, разбойник? – почти прохрипел Ар-Фаразон.
- Мой повелитель, удастся ли мне объяснить, что всему виной чудовищная ошибка, корни которой найти сейчас труднее, чем когда бы то ни было. Ибо война многое скрыла. По неведомой мне причине средиземские эльфы столкнулись с дикими людскими племенами – видимо, им всем стало тесно жить вместе. И, по совести говоря, я не могу их за это осуждать – беднягам так плохо живется.… И вот закономерный результат: те, кто нагло называет себя Перворожденными, поняли, что силой им войну не выиграть, и они умело направили праведный гнев дикарей на нуменорцев, свалив всю вину за них! И что же я должен был предпринять, узрев этот хаос у своего порога? Конечно, со своими малочисленными, но преданными слугами я постарался вмешаться. Я увещевал, уговаривал даже тех, кто замахивался на меня мечом. Но мало кто меня слушал: и поделом. Непобедимые солдаты могущественного Ар-Фаразона легко отразили этот натиск. Было пролито много напрасной крови. Но каков результат?! Войска достославного Нуменора наступают на мои владения, а предатели-эльфы пожинают плоды своего злодейства. Конечно, я не стал даже пытаться сопротивляться и немедленно сдался твоим лучшим из бойцов! Меня доставили сюда как пленника, но я хотел бы уточнить, мой повелитель, я прибыл по своей воле и исключительно с целью расставить все на свои места. Я не нападал, но оборонял и оборонялся. Моей единственной целью был мир. Чем руководствовались разжегшие войну эльфы, я даже не представляю, но думаю, что после разрушения Белерианда им везде мерещатся враги. И вполне резонно, что своими врагами они считают всех аданов, особенно дунаданов, столь возвысившихся в последнее время и без их указки….
Секретарь перестал записывать и исподтишка бросил удивленный взгляд на Саурона, а затем на короля: он не знал, верить ему своим ушам или не верить. Еще он постарался себе представить, в какую именно причудливую форму выльется гнев вспыльчивого Ар-Фаразона при этой неслыханной лжи майара.
Тогда раздался надтреснутый, хрипловатый голос короля:
- Так ты утверждаешь, что не нападал, и не призывал нападать, или каким-либо иным способом нанести вред моим крепостям?
Знавшие короля люди побледнели: таким голосом Златоликий выносил смертные приговоры. Но, Саурону было нечего терять, и он продолжил:
- Я, мой повелитель, никого не призывал к подобным действиям, повторяю. Разве я похож на слабоумного?
- О, да, ты не похож на слабоумного, - тихо ответил король и улыбнулся какой-то страшной улыбкой, - чем ты можешь доказать правдивость своих слов?
- О, мой повелитель! Воистину не имею я мысли лгать тебе, ведь я майар. Правда открыта передо мной, для меня это доступная книга, которую я с легкостью читаю. Вот сейчас, например, правда для тебя в том, что у тебя болит голова, болит так сильно, что ты помышляешь о забытьи и даже о смерти. Тебе трудно говорить, не то чтобы судить меня. Я – невольный твой палач. И в меру своих скромных способностей я помогу тебе. Страдания кончатся, и боль твоя сейчас пройдет.
Секретарь от удивления выронил свиток.
Ар-Фаразон поднял глаза на Саурона, и тут на лице его отразилось величайшее удивление. Он сжал голову руками.
Со стороны придворных раздался ропот. Люди, сражавшиеся с Сауроном не на жизнь, а на смерть, понять не могли, как этот преступник, схваченный едва ли не на поле битвы, плетет ложь настолько явную, что для ее опровержения просто не хватает слов. Однако по прежнему прервать государев суд никто не решался.
Ар-Фаразон молвил:
- Развяжите ему руки.
Один из конвойных солдат салютовал королю, подошел и снял ленту с Саурона.
- Воистину, это решение мудрого владыки! – сказал тот, с наслаждением потирая руки, хотя лента на них не то что не причинила ему вреда, но даже не была толком завязана.
- Беда твоя в том, о, Владыка, - уже более уверенно продолжал Саурон, - что ты слушаешь только нескольких своих советников, и они говорят тебе лишь то, что хотят тебе сообщить. Конечно, у тебя есть Семь Всевидящих Камней, но ведь ты не можешь смотреть за всем сразу, не так ли?! Да и сами Всевидящие Камни, кажется…, - здесь Саурон выразительно поднял бровь, - подарок Эльдаров?!
Последние слова он произнес как мог мягко и невинно.
Слова попали в цель. Теперь стал другим и взгляд Ар-Фаразона: теперь это был стальной пронзительный взор. Теперь это был разговор не пленника и его хозяина, это был разговор короля и советника.
- Что ты знаешь? – ледяным тоном начальника спросил король.
- Многое открывают Палантиры, - очень тихо произнес Саурон, - но и многое скрывают….
Ар-Фаразон помолчал совсем немного, видимо, обдумывая уже принятое решение, затем встал и приказал:
- Вывести всех! Конвою ждать за дверьми, - повернувшись к секретарю, добавил, - оставьте нас наедине.
Конвой поднял копья и вышел с балкона в сад. Присутствующие не торопясь, покинули помещение, при этом все они постоянно озирались, и ропот становился все громче.
Саурон запоминал их, запоминал тех, кто не поддался его обману – он уже строил планы, как разделаться со своими ненавистниками. Едва отведя петлю от своей шеи, майар уже мыслил себя приближенным государя. А поднявшись так высоко, как только он сможет, Саурон ввергнет эту страну в хаос.
Последним вышел секретарь.
Молчание на балконе некоторое время нарушал только шум воды в фонтане, щебетание ласточки за капителью колонны и далекий шепот моря.
- Ты всезнающ? – напряженным голосом спросил король.
- Нет, я лишь слуга того, кто всезнающ.
- Ты исцелил мою голову, даже не пошевельнувшись. Быть может, ты знаешь, как сделать меня бессмертным?
- Нет, но я знаю, кто даст тебе желаемое.
- Кто это? – Ар-Фаразон почти шептал. В горле у него пересохло, глаза странно защипало, но он продолжал в упор смотреть на Саурона – глаза в глаза – и это было его главной ошибкой.
Саурон умел убеждать, подавлять волю и навязывать свои решения. Всего несколько часов назад он был пленником, чья телесная жизнь висела на волоске. Сейчас же он был богом и господином, и он решал, что произойдет в следующий момент.
- Мой повелитель, в Мире, на Востоке, на Западе есть множество морей и земель, куда не долетал даже ветер Валар. Там лежат втуне несметные сокровища и ждут завоевания. Зря вы думаете, что положены аданам пределы стихиями, почитающими себя Властителями Мира, ибо сами они не ведают пределов мира. Если же достигнете вы края, то узрите, что за ним лежит Древняя Тьма, из которой был мир сотворен. Божественна Тьма, и лишь ее Властелин в силах дарить своим верным слугам новые миры и бессмертие.
Надежда на миг погасла в глазах Ар-Фаразона, и он устало спросил:
- Эру? Эру Илуватар? Мы знаем о нем…
- Властелин Тьмы – это тот, чье имя не произносится ныне, ибо Валары обманули вас, представив вместо него Эру, пустой призрак, сотворенный ими в безумии сердец, чтобы заставить людей служить себе. Ведь Эру говорит лишь то, что они хотят. Истинный повелитель еще возвысится и освободит вас от этого призрака….
- Кто же он, говори!!! – в нетерпении вскричал король.
- Имя же его, - спокойно закончил Саурон, - Мелькор, Владыка Сущего, Дарующий Свободу и он даст вам куда больше силы, чем Валар.
Ар-Фаразон молча опустил голову и надолго задумался. Наконец он тихо спросил:
- А знаешь ли ты, что жизнь твоя сейчас висит на волоске, ведь если ты лжешь…
- Мой повелитель, даже если бы моя жизнь не была сейчас в твоих руках, я с радостью сложил бы ее к твоим ногам, ибо вижу в тебе немалую мудрость – ты способен понять мои слова. Не буду просить меня отпускать - ведь те, кто ждут сейчас на террасе, ждут, когда бы убить меня. Сейчас лишь одно я желаю: служить тебе.
- Еще бы, - мрачно усмехнулся король, обретая вновь уверенность.
Сейчас в его душе столкнулись две мощные противоборствующие силы. Его королевская часть, древний голос наследия Элроса-полуэльфа говорил: повесить этого разбойника. Мало того, что он лжет, так еще и смуту сеет. Его другая часть, более низменная и людская, сжалась в страхе перед неотвратимой смертью, неотвратимой участью человека. Сейчас в его власти оказался пленник, крупно ему задолжавший за разоренные крепости в Средиземье и обладавший, судя по всему, немалой мудростью. Грех было не воспользоваться такой возможностью.
- Хорошо, - обронил король.
Одно это слово принесло облегчения Саурону больше, чем вся многословная беседа до сих пор.
- Ко мне! – крикнул Ар-Фаразон.
Секретарь, стража, а также весь двор быстро вернулись на свои места.
- Все обвинения с майара Саурона я снимаю! – объявил тем тяжелым, королевским, голосом, которому до сих пор никто не смел возражать.
- Майар Саурон будет моим советником отныне и до тех пор, пока его мудрость будет потребная Короне! Повелеваю объявить этот указ в Нуменоре, и пусть никто не смеет причинить вред королевскому советнику под страхом смертной казни!
При последних словах короля Саурон повернулся к людям – лицо его было бесстрастно – и смиренно поклонился им.
Ненавидящие, горящие бессильной злобой глаза тех, кто пострадал от Саурона в Средиземье, прямо-таки сверлили его, но майар их уже не боялся. Первую угрозу он преодолел – и почти сразу же забыл.
Радужные мечты Саурона становились реальностью под жаркими лучами утреннего нуменорского солнца – только его видел сейчас майар – только пылающее восходящее светило. Было около десяти часов утра...


@темы: РИ, ХИ, литконкурсы, мастерское

18:48 

ХИ 2010: Хорошо быть деревом на вольном ветру

Я всегда очень вежлив, поэтому когда посылаю человека нах*й, то всегда перезваниваю и спрашиваю, как он добрался.
ХИшка - вещь в себе.

Как самая старая ролевая традиция, она вмещает в себя едва ли не все направления движения. Здесь было место и кофейням в Хараде, и шлемоблистающим латникам в Гондоре, и дивным эльфам, и прочей чуди, которой скопилось в Средиземье множество. Одной из таких чудей был я.

Чувствуя незавершенным квест с поездкой на Вторую Эпоху в роли энта, я заявился на ХИ, хотя до этого уже года при как зарекался не ездить. Однако же лес Фангорн звал и манил меня со страшной силой, и я заехал на знакомый Михайловский полигон темной ночью 2 августа.



Все 3 августа я собирал костюм, конструкцию которого придумал гениальный Ри [info]richter_bach и, в процессе, вносил изменения под погодные условия. Маскировочная сетка была заменена черным подкладом, поскольку все маскировочного цвета было запрещено, но в нем оказалось невозможно дышать, поэтому приходилось периодически высовывать голову. Краска из баллончиков в течение дня осыпалась с некоторых частей энта, поэтому он часто походил на березку. Зеленые светящиеся глаза в голову энта вставил Элрохир.

Выглядело это примерно вот так:





Ночью, говорят, это шагающее монстроподобное чудо пугало до чрезвычайности ))

Однажды я и сам увидел костюм со стороны ночью в свете фонаря и понял, почему некоторые шутники говорили о "быстром очищении организма по методу Фангорна"

Днем энт появился всего пару раз. В основном, в это время я сидел с Томом Бомбадилом и Золотинкой в Вековечном Лесу в качестве лесного духа и помогал разгребать толпы посетителей.



Посетителей было так много, что в конце концов мы не выдержали, и повесили перед входом в чащу примерно следующее объявление:



Здравствуйте, вы дозвонились в приемную Вековечного леса.

Если вы хотите что-то узнать про Шелоб - нажмите 1

Если вы хотите что-то узнать про назгулов - нажмите 2

Если вы хотите что-то узнать про умертвий - нажмите 3

Если вы хотите что-то узнать про Кольцо Всевластия - нажмите 4

Если вы хотите что-то узнать про прочие кольца - нажмите 5

Пожарная тревога - нажмите 6

Если вы хотите что-то узнать про Истинных Королей - нажмите 7

Если вы хотите что-то узнать про Жребий - нажмите 8

Веселая переливчатая трель - нажмите 9

Оставайтесь на линии, ваш звонок очень важен для нас.



И это не говоря уже о том, что в последние два дня у нас периодически заседали остатки Белого Совета, которые мы называли Штабом Сопротивления ;-)



Ну и кратко по основным именным персонажам ХИ.

Саруман [info]etern был великолепен, и последовательно отстаивал свою позицию.

Гэндальф был странен, но убедителен.

Фродо был тяжелым :-) Нести его на себе из Имладриса было то еще дело.

Глорфиндель вел себя, как истинный принц и Дваждырожденный эльф.

Галадриель [info]vintra была Светлейшей Владычицей - и этим сказано все.

Элронд вел себя как последний мудак, и его скоро убили.

Арагорна и Боромира убили быстрее, чем я успел их увидеть.

Теоден поразил полным выпадением из роли.

Саурон оказался чудаковат, но для такой роли спишем на креатив.

Леголаса видел один раз в темноте, и не понял, что это он.

Назгулы были страшны и великолепны, но ничего мне сделать не могли :-) Особенно было любопытно зажимать в углу назгула, которого играл Уколов.

Все три воплощенных Эльфийских Кольца делали жизнь краше, как, собственно, им и начертано :-)

Том Бомбадил и Золотинка оказались замечательными игроками и игротехниками, у нас получилась знатная команда.



Нижеследующие фото весьма сомнительного качества, прежде всего потому, что были сделаны в неподходящий момент, и не дают представления о том, что же на мне была за диковинная конструкция, но по ним вы вполне можете оценить, что встречалось иногда на дорогах жителям Средиземья.









Однажды в нашем волшебном лесу под вечер случилось еще одно небольшое чудо: Руст исполнил одну из самых прекрасных песен, которая так сильно запала мне в душу, что я напевал ее все оставшееся время. Вот она:


Так есть, и так будет, так было и встарь:

Все злее мороз к январю.

Но знаешь, январь - это только январь,

А я о любви говорю.



И пусть не увижу родных берегов

И друга зови - не зови,

Но знаешь, огонь - это только огонь,

А я говорю о любви...



Блуждая во мраке смертельной тропой,

Тебя ли я в том укорю.

Но знаешь, топор - это только топор,

А я о любви говорю.



Мне глаз не открыть, и губ не разжать,

И плащ мой в грязи и крови...

Но знаешь, кинжал - это только кинжал,

А я говорю о любви...



Над болью пожарищ остынет зола,

И ворон всплакнет на зарю

Но знаешь, стрела - это только стрела,

А я о любви говорю.



И пусть не увижу былых храбрецов,

Вьюнок их могилы обвил...

Но знаешь, Кольцо - это только Кольцо,

А я - о любви, а я - о любви, о любви! 




@темы: ХИ

Дневник aberforth

главная